Стихи о русской женщине

Стихи о женщине

Стихи русских поэтов посвященные женщинам.

Кружится испанская пластинка.
Изогнувшись в тонкую дугу,
Женщина под черною косынкой
Пляшет на вертящемся кругу.

Одержима яростною верой
В то, что он когда-нибудь придет,
Вечные слова “Yo te quiero”*
Пляшущая женщина поет.

В дымной, промерзающей землянке,
Под накатом бревен и земли,
Человек в тулупе и ушанке
Говорит, чтоб снова завели.

У огня, где жарятся консервы,
Греет свои раны он сейчас,
Под Мадридом продырявлен в первый
И под Сталинградом – в пятый раз.

Он глаза устало закрывает,
Он да песня – больше никого.
Он тоскует? Может быть. Кто знает?
Кто спросить посмеет у него?

Проволоку молча прогрызая,
По снегу ползут его полки.
Южная пластинка, замерзая,
Делает последние круги.

Светит догорающая лампа,
Выстрелы да снега синева.
На одной из улочек Дель-Кампо
Если ты сейчас еще жива,

Если бы неведомою силой
Вдруг тебя в землянку залучить,
Где он, тот голубоглазый, милый,
Тот, кого любила ты, спросить?

Ты, подняв опущенные веки,
Не узнала б прежнего, того,
В грузном поседевшем человеке,
В новом, грозном имени его.

Что ж, пора. Поправив автоматы,
Встанут все. Но, подойдя к дверям,
Вдруг он вспомнит и мигнет солдату:
“Ну-ка, заведи вдогонку нам”.

Тонкий луч за ним блеснет из двери,
И метель их сразу обовьет.
Но, как прежде, радуясь и веря,
Женщина вослед им запоет.

Потеряв в снегах его из виду,
Пусть она поет еще и ждет:

Поэтическая женщина
Денис Давыдов

Что она?- Порыв, смятенье,
И холодность, и восторг,
И отпор, и увлеченье,
Смех и слезы, черт и бог,
Пыл полуденного лета,
Урагана красота,
Исступленного поэта
Беспокойная мечта!
С нею дружба – упоенье.
Но спаси, создатель, с ней
От любовного сношенья
И таинственных связей!
Огненна, славолюбива;
Я ручаюсь, что она
Неотвязчива, ревнива,
Как законная жена!

Бьет женщина
Андрей Вознесенский

В чьем ресторане, в чьей стране – не вспомнишь,
но в полночь
есть шесть мужчин, есть стол, есть Новый год,
и женщина разгневанная – бьет!

Быть может, ей не подошла компания,
где взгляды липнут, словно листья банные?
За что – неважно. Значит, им положено –
пошла по рожам, как белье полощут.

Бей, женщина! Бей, милая! Бей, мстящая!
Вмажь майонезом лысому в подтяжках.
Бей, женщина!
Массируй им мордасы!
За все твои грядущие матрасы,

за то, что ты во всем передовая,
что на земле давно матриархат –
отбить,
обуть,
быть умной,
хохотать,-
такая мука – непередаваемо!

Влепи в него салат из солонины.
Мужчины, рыцари,
куда ж девались вы?!
Так хочется к кому-то прислониться –
увы.

Бей, реваншистка! Жизнь – как белый танец.
Не он, а ты его, отбивши, тянешь.
Пол-литра купишь.
Как он скучен, хрыч!
Намучишься, пока расшевелишь.

Ну можно ли в жилет пулять мороженым?!
А можно ли
в капронах
ждать в морозы?
Самой восьмого покупать мимозы –
можно?!

Виновные, валитесь на колени,
колонны,
люди,
лунные аллеи,
вы без нее давно бы околели!
Смотрите,
из-под грязного стола –
она, шатаясь, к зеркалу пошла.

“Ах, зеркало, прохладное стекло,
шепчу в тебя бессвязными словами,
сама к себе губами
прислоняюсь
и по тебе
сползаю
тяжело,
и думаю: трусишки, нету сил –
меня бы кто хотя бы отлупил. “

Среди цветов малокровных,
Теряющих к осени краски,
Пылает поздний шиповник,
Шипящий, закатно-красный.

Годные только в силос,
Качаясь, как богдыханы,
Цветы стоят “безуханны”,
Как в старину говорилось.

А этот в зеленой куще,
Лицом отражая запад,
Еще излучает ликующий
Высокомерный запах.

Как будто, ничуть не жалея
Тебя со всей твоей братией,
Сейчас прошла по аллее
Женщина в шумном платье.

Запах. Вдыхаю невольно
Это холодное пламя.
Оно омывает память,
Как музыкальные волны.

Давно уже спит в могиле
Та женщина в каплях коралла,
Что раз назвала меня:
“милый” –
И больше не повторяла.

Было ли это когда-то?
Прошли океаны
да рельсы.
Но вот
шиповник
зарделся,
Полный ее аромата,

И, алой этой волною
Рванувшись ко мне отчаянно,
Женщина снова со мною
С лаской своей случайной.

Вся сетью лжи причудливого сна
Таинственно опутана она,
И, может быть, мирятся в ней одной
Добро и зло, тревога и покой.
И пусть при ней душа всегда полна
Сомнением мучительным и злым –
Зачем и кем так лживо создана
Она, дитя причудливого сна?
Но в этот сон так верить мы хотим,
Как никогда не верим в бытие.
Волшебный круг, опутавший ее,
Нам странно-чужд порою, а порой
Знакомою из детства стариной
На душу веет. Детской простотой
Порой полны слова ее, и тих,
И нежен взгляд,- но было б верить в них
Безумием. Нежданный хлад речей
Неверием обманутых страстей
За ними вслед так странно изумит,
Что душу вновь сомненье посетит:
Зачем и кем так лживо создана
Она, дитя причудливого сна?

Три женщины и две девчонки куцых,
да я.
Летел набитый сеном кузов
среди полей шумящих широко.
И, глядя на мелькание косилок,
коней,
колосьев,
кепок
и косынок,
мы доставали булки из корзинок
и пили молодое молоко.
Из-под колес взметались перепелки,
трещали, оглушая перепонки.
Мир трепыхался, зеленел, галдел.
А я – я слушал, слушал и глядел.
Мальчишки у ручья швыряли камни,
и солнце распалившееся жгло.
Но облака накапливали капли,
ворочались, дышали тяжело.
Все становилось мглистей, молчаливей,
уже в стога народ колхозный лез,
и без оглядки мы влетели в ливень,
и вместе с ним и с молниями – в лес!
Весь кузов перестраивая с толком,
мы разгребали сена вороха
и укрывались.
Не укрылась только
попутчица одна лет сорока.
Она глядела целый день устало,
молчала нелюдимо за едой
и вдруг сейчас приподнялась и встала,
и стала молодою-молодой.
Она сняла с волос платочек белый,
какой-то шалой лихости полна,
и повела плечами и запела,
веселая и мокрая она:
“Густым лесом босоногая
девчоночка идет.
Мелку ягоду не трогает,
крупну ягоду берет”.
Она стояла с гордой головою,
и все вперед –
и сердце и глаза,
а по лицу –
хлестанье мокрой хвои,
и на ресницах –
слезы и гроза.
“Чего ты там?
Простудишься, дурила. ”
ее тянула тетя, теребя.
Но всю себя она дождю дарила,
и дождь за это ей дарил себя.

О, женщина, дитя, привыкшее играть
Константин Бальмонт

О, женщина, дитя, привыкшее играть
И взором нежных глаз, и лаской поцелуя,
Я должен бы тебя всем сердцем презирать,
А я тебя люблю, волнуясь и тоскуя!
Люблю и рвусь к тебе, прощаю и люблю,
Живу одной тобой в моих терзаньях страстных,
Для прихоти твоей я душу погублю,
Все, все возьми себе – за взгляд очей прекрасных,
За слово лживое, что истины нежней,
За сладкую тоску восторженных мучений!
Ты, море странных снов, и звуков, и огней!
Ты, друг и вечный враг! Злой дух и добрый гений!

Всегда найдется женская рука
Евгений Евтушенко

Всегда найдется женская рука,
чтобы она, прохладна и легка,
жалея и немножечко любя,
как брата, успокоила тебя.

Всегда найдется женское плечо,
чтобы в него дышал ты горячо,
припав к нему беспутной головой,
ему доверив сон мятежный свой.

Всегда найдутся женские глаза,
чтобы они, всю боль твою глуша,
а если и не всю, то часть ее,
увидели страдание твое.

Но есть такая женская рука,
которая особенно сладка,
когда она измученного лба
касается, как вечность и судьба.

Но есть такое женское плечо,
которое неведомо за что
не на ночь, а навек тебе дано,
и это понял ты давным-давно.

Но есть такие женские глаза,
которые глядят всегда грустя,
и это до последних твоих дней
глаза любви и совести твоей.

А ты живешь себе же вопреки,
и мало тебе только той руки,
того плеча и тех печальных глаз.
Ты предавал их в жизни столько раз!

И вот оно – возмездье – настает.
“Предатель!”- дождь тебя наотмашь бьет.
“Предатель!”- ветки хлещут по лицу.
“Предатель!”- эхо слышится в лесу.

Ты мечешься, ты мучишься, грустишь.
Ты сам себе все это не простишь.
И только та прозрачная рука
простит, хотя обида и тяжка,

и только то усталое плечо
простит сейчас, да и простит еще,
и только те печальные глаза
простят все то, чего прощать нельзя.

Русской женщине
Фёдор Тютчев

Вдали от солнца и природы,
Вдали от света и искусства,
Вдали от жизни и любви
Мелькнут твои младые годы,
Живые помертвеют чувства,
Мечты развеются твои.

И жизнь твоя пройдет незрима,
В краю безлюдном, безымянном,
На незамеченной земле,-
Как исчезает облак дыма
На небе тусклом и туманном,
В осенней беспредельной мгле.

Греми, вдохновенная лира
Владимир Солоухин

Греми, вдохновенная лира,
О том сокровенном звеня,
Что лучшая женщина мира
Три года любила меня.

Она подошла, молодая,
В глаза посмотрела, светла,
И тихо сказала: «Я знаю,
Зачем я к тебе подошла.

Я буду единственной милой,
Отняв, уведя, заслоня. »
О, лучшая женщина мира
Три года любила меня.

Сияли от неба до моря
То золото, то синева,
Леса в листопадном уборе,
Цветущая летом трава.

Мне жизнь кладовые открыла,
Сокровища блещут маня,
Ведь лучшая женщина мира
Три года любила меня.

И время от ласки до ласки
Рекой полноводной текло,
И бремя от сказки до сказки
Нести было не тяжело.

В разгаре обильного пира
Мы пьем, о расплате не мня.
Так лучшая женщина мира
Три года любила меня.

Меня ощущением силы
Всегда наполняла она,
И столько тепла приносила —
Ни ночь, ни зима, не страшна.

— Не бойся,— она говорила,—
Ты самого черного дня. —
Да, лучшая женщина мира
Три года любила меня.

И радость моя и победа
Как перед падением взлет.
Ударили грозы и беды,
Похмелье, увы, настает.

Бреду я понуро и сиро,
Вокруг ни былья, ни огня.
Но лучшая женщина мира
Три года любила меня!

Не три сумасшедшие ночи,
Не три золотые денька.
Так пусть не бросается в очи
Ни звездочки, ни огонька,

Замкнулась душа, схоронила.
До слова, до жеста храня,
Как лучшая женщина мира
Три года любила меня.

Стихи о русской женщине

пожалуйста, сообщайте о размещении ссылки

РЕКЛАМА:
(как разместить)

журнал писателей России

Сергей Каширин: “ЕСТЬ В РУССКОЙ ЖЕНЩИНЕ БОЖЕСТВЕННАЯ СИЛА. “: Любовь Степанова. Стихи.

Сергей Каширин

ЕСТЬ В РУССКОЙ ЖЕНЩИНЕ БОЖЕСТВЕННАЯ СИЛА.

Растроганно целую руку женщине, написавшей эту строку. Много знаю стихов о русских женщинах, но таких, как начинающееся этой строкой. Нет, не вспомню. Было бы – запомнилось бы. Ибо так проникновенно и так гордо сказать – сказать самую суть, самую глубокую и самую точную суть о величии и красоте души русской женщины. И тем более значимо, что автор этой строки, автор этого стихотворения – и сама русская женщина, сельская учительница из деревни Полна Гдовского района нашей издревле легендарной Псковщины. Из самой что ни на есть русской глубинки. И с самыми что ни на есть русскими именем и фамилией – Любовь Степанова. Или, как зовут её влюбленные в неё ученики, – Любовь Евгеньевна.

А ещё более тронуло меня её стихотворение «Боль», посвящённое русскому мальчишке – солдату, павшему от пули наёмного забугорного снайпера в Чечне. Да что – тронуло, прямо скажу – потрясло. И опять повторю – так написать могла только женщина. Русская женщина. Сама, ещё и ещё раз подчеркну, мать четверых детей, что уже само по себе редкость в наше «демократически-рыночное» время.

А стихотворение «Маме» по своей пронзительно-проникновенной лиричности вкупе с его исторически-документальной значимостью превосходит знаменитое есенинское «Письмо матери». В нём – целая эпоха и судьба двух поколений.

А стихотворению «С молоком матери» я и вообще не припомню равноценного в нашей русской литературе.

Остается лишь дивиться тому, что такие шедевры создаются автором, как в таких случаях говорят, самодеятельным да ещё при полном отсутствии так называемой литературно-творческой среды.

Хотя что ж дивиться! Истоки поэзии – в жизни народа. И подлинная творческая среда – сам народ. Ну и конечно же – в личности поэта с подлинно лирическим даром, о коем в народе искони говорят: Божья искра.

И ещё штришок. С просьбой дать отзыв и посоветовать, писать ли ей стихи, она опустила рукопись в мой почтовый ящик. В избу зайти постеснялась. Провинциальная робость? Стеснительность? Пожалуй. Но вспоминается: истинные поэты всегда скромны и ненавязчивы. И, главное, я читал и радовался. И с удовольствием, с превеликим удовольствием рекомендую ее стихи читателям. Ибо это – поэзия. Истинная поэзия!

Любовь СТЕПАНОВА

Русская женщина

Есть в русской женщине божественная сила:
Не помня зла, не зная похвальбы,
Уж как бы подло жизнь порой ни била,
Не падать под ударами судьбы.

И выстоять, и быть непобедимой,
И оставаться женщиной притом,
По-русски доброй, ласковой, любимой.
Хранить очаг. Держать в порядке дом.

Из ничего устроить званый ужин,
Из топорища – праздничный обед.
Обнять детей и успокоить мужа,
Мол, не беда, что в доме денег нет.

Мол, проживём, потерпим, – всё проходит,
Пройдёт и это. Впереди – весна.
Весна! И снова чудо происходит –
Природа пробуждается от сна.

Весна! И вновь приободрятся люди.
Взыграет солнце, и растает лёд.
И в каждом доме светлый праздник будет.
И аист ребятёнка принесёт.

Для храбрости хватив спиртного кружку,
Озлобленный в неправедной войне,
Наёмный снайпер взял бойца на мушку,
А злая пуля в грудь вонзилась мне.
Нет, я не покачнулась, не упала,
Но, даже не прервав свои дела,
В тот миг вдруг отчего-то простонала
И вместе с тем парнишкой умерла.
Душа кровоточит жестокой болью,
Кипит огнём невыплаканных слёз.
Дитя. Мальчишка. Мой вчерашний школьник
С собою в вечность жизнь мою унёс.
Повисло над Россиею проклятье.
Встают, как лес, могильные кресты.
И русская невеста в чёрном платье
Несёт к надгробью жениха цветы.
О Господи! Да сколько ж поколений
Не встретят первый криком Божий свет!
Погиб в Афганистане новый гений.
Погиб в Чечне талантливый поэт.
С глухой тоской: зачем мне та чужбина?
Чем ей за унижение воздам? –
Гляжу на подрастающего сына,
В отчаянье взывая к небесам.

Синий крепдешин, и вуалетка,
И волос тяжёлый водопад,
И в руке сиреневая ветка,
И мал-мала четверо ребят.

Ты у жизни не просила много,
Ни себе – для нас, для четверых,
Ни жар-птицу райскую от Бога,
Хоть синицу – да из рук своих.

Вместе со страной, как по этапу,
Шла путём великих перемен,
Тех, где в детстве потеряла папу
И попала в списки ДВН.

Боже правый – дочь врага народа!
Вроде и сама врагом растёшь.
И всё горше было год от года
Выносить чудовищную ложь.

Чёрной пригвождённая печатью,
Жутким уязвлённая клеймом,
Горько, трудно путь торила к счастью,
Взяв и красотою, и умом.

Всё, о чём грустила и мечтала
И в весёлый, и в тоскливый час,
Только тихой песне доверяла,
Только песне, но – не напоказ.

Голос твой волшебней, чем жар-птица,
Льётся-вьётся в сини-вышине.
И живёт-поёт твоя синица
В Наде, Вере, Вовке и во мне.

С молоком матери

Взмыленным полднем,
когда перекур в сенокосе,
В час, когда страстно влечёт
к луговине прильнувшая речка,
Наскоро вилы и грабли
в телегу забросив,
Не искупаться спешу,
а туда, где бряцает уздечка.
Лошадь, слепней отгоняя
нестриженной гривой,
Мягко в ладонь мою ткнулась
за хлебною коркой.
Путаясь в травах,
седлаю её торопливо:
– Но! – и вперёд по кустам
то низиной, то горкой.
В скачке сливаясь с конём,
как шальная девчонка,
Ветру навстречу,
не чуя земли под собою,
Лихо гоню. Кто-то гикнул вослед:
– Амазонка! –
Нет, просто русская,
с русской крестьянской судьбою.
Не развлечения ради:
– Лети! – отпускаю поводья.
– Мчи! – доверяю коню
все овраги и кочки.
Ну, наконец-то! –
тропинка к калитке, родные угодья,
Шаг – и клонюсь к колыбели,
к проснувшейся дочке.
Я привезла ей с покоса
молочные реки,
Песни прабабок,
чей дух здесь бессмертно витает,
Что на Руси
было, есть и пребудет вовеки,
Всё, что дитя
с молоком материнским впитает.
И берега в киселе, и медовые росы,
Светлое кружево
юных берёз по лесочкам,
Весь неоглядный простор –
надозёрье, луга-сенокосы,
Всё – сыновьям моим милым
и дочкам моим, ангелочкам.

Выйду босая на залитый солнцем порог.
В тёплую грядку набухшее брошу зерно.
Много прошла я прямых и не очень дорог
И поняла, что грядущего знать не дано.
Дай же, судьба моя женская, праведный путь,
Нежно растить сыновей своих и дочерей,
Мужа, сдержав себя, лишний раз не попрекнуть,
И загрустить от гугурканья двух сизарей.

Вспомним стихи русских поэтов о весне и женщинах ?

ЛУЧШИЙ ОТВЕТ

Однажды в теплый вечер
Придет к тебе она,
На стол поставит свечи,
В бокал нальет вина.

В цветущий сад весенний
Откроете окно,
И улетят сомненья,
И явится оно

То чудное мгновенье,
Волшебное , как сон,
Как нежное виденье,
И снова ты влюблен.

Найдет тебя любовь,
Все снова повторится,
Мечты вернутся вновь,
И пламя разгорится.

Та женщина-весна
Тепла не пожалеет,
Растопит зимний лед,
И душу обогреет.

Прекрасным станет мир,
И будущее рядом-
Оно ведь здесь, с тобой,
И смотрит нежным взглядом.

Татьяна Крылова

Муза в уборе весны постучалась к поэту,
Сумраком ночи покрыта, шептала неясные речи;
Благоухали цветов лепестки, занесенные ветром
К ложу земного царя и посланницы неба;
С первой денницей взлетев, положила она, отлетая,
Желтую розу на темных кудрях человека:
Пусть разрушается тело – душа пролетит над пустыней,
Будешь навеки печален и юн, обрученный с богиней.
А Блок

Цветы» Афанасий Фет

С полей несется голос стада,
В кустах малиновки звенят,
И с побелевших яблонь сада
Струится сладкий аромат.

Цветы глядят с тоской влюбленной,
Безгрешно чисты, как весна,
Роняя с пылью благовонной
Плодов румяных семена.

Сестра цветов, подруга розы,
Очами в очи мне взгляни,
Навей живительные грезы
И в сердце песню зарони.

ЕЩЕ ОТВЕТЫ

Еще не царствует река,
Но синий лед она уж топит;
Еще не тают облака,
Но снежный кубок солнцем допит.

Через притворенную дверь
Ты сердце шелестом тревожишь.
Еще не любишь ты, но верь:
Не полюбить уже не можешь.

Весенний романс Анненского. Какое название, а? Как раз в тему.

Есть в русской женщине божественная сила:
Не помня зла, не зная похвальбы,
Уж как бы подло жизнь порой ни била,
Не падать под ударами судьбы.

И выстоять, и быть непобедимой,
И оставаться женщиной притом,
По-русски доброй, ласковой, любимой.
Хранить очаг. Держать в порядке дом.

Из ничего устроить званый ужин,
Из топорища – праздничный обед.
Обнять детей и успокоить мужа,
Мол, не беда, что в доме денег нет.

Мол, проживём, потерпим, – всё проходит,
Пройдёт и это. Впереди – весна.
Весна! И снова чудо происходит –
Природа пробуждается от сна.

Весна! И вновь приободрятся люди.
Взыграет солнце, и растает лёд.
И в каждом доме светлый праздник будет.
И аист ребятёнка принесёт.

О, с чем сравнить могу я Вас? И мне ли
Вас воплотить дано в одну из грез?
Маркиза! Вы благоуханней роз,
Расцветших в Вашем цветнике в апреле.
Ваш голос сладостный, как звук свирели,
Что ветер ласковый ко мне донес.
Ваш взор то солнца луч, а то мороз,
Но одинаково достигший цели..

О, женщина, дитя, привыкшее играть
И взором нежных глаз, и лаской поцелуя,
Я должен бы тебя всем сердцем презирать,
А я тебя люблю, волнуясь и тоскуя!
Люблю и рвусь к тебе, прощаю и люблю,
Живу одной тобой в моих терзаньях страстных,
Для прихоти твоей я душу погублю,
Все, все возьми себе — за взгляд очей прекрасных,
За слово лживое, что истины нежней,
За сладкую тоску восторженных мучений!
Ты, море странных снов, и звуков, и огней!
Ты, друг и вечный враг! Злой дух и добрый гений!

Ты – женщина, ты – книга между книг,
Ты – свернутый запечатленный свиток;
В его строках и дум и слов избыток,
В его листах безумен каждый миг.
Ты – женщина, ты – ведьмовский напиток!
Он жжет огнем, едва в уста проник;
Но пьющий пламя подавляет крик
И славословит бешено средь пыток.
Ты – женщина, и этим ты права.
От века убрана короной звездной,
Ты – в наших безднах образ божества!
Мы для тебя влечем ярем железный,
Тебе мы служим, тверди гор дробя,
И молимся – от века – на тебя!
ВАЛЕРИЙ БРЮСОВ

Тебе стихи мои, сравниться ль их красе
С очами милыми, с их чудной красотою,
Где грезы сладкие смеются, где порою
Печалью дышит все в алмазной их росе.

Твоей душе святой мои созданья все
Готов я посвятить восторженной душою.
Но горе мне! Кошмар растет передо мною,
Как стая злых волков средь леса. Быть грозе.

pravdoiskatel77

pravdoiskatel77

«Есть в русской женщине божественная сила».

Автор стихотворения, из которого эта строчка, Любовь Евгеньевна Степанова.

Образ русской женщины. Картины и фотографии, замечательная подборка.

Русская женщина, девушка, девочка как гений чистой красоты в русской культуре.

Прекрасные иллюстративные ряды по теме «Идеал и образ положительного человека в русской культуре» «Одухотворённая, духовная красота в русской девушке, женщине», Прекрасный методичесий материал для занятия в школе, лицее, университете.

Прекрасный видеоряд для подкрепления русской музыки, создания видеоклипов с русской музыкой из тех песен и других музыкальных произведений, которые вам самим больше всего нравятся.

Картина художника Владислава Анатольевича Нагорнова

Картина художника Владислава Анатольевича Нагорнова

Картина художника Владислава Анатольевича Нагорнова

Картина художника Владислава Анатольевича Нагорнова

Картина художника Ильи Глазунова

Сергей Каширин

ЕСТЬ В РУССКОЙ ЖЕНЩИНЕ БОЖЕСТВЕННАЯ СИЛА.

Растроганно целую руку женщине, написавшей эту строку. Много знаю стихов о русских женщинах, но таких, как начинающееся этой строкой. Нет, не вспомню. Было бы – запомнилось бы. Ибо так проникновенно и так гордо сказать – сказать самую суть, самую глубокую и самую точную суть о величии и красоте души русской женщины. И тем более значимо, что автор этой строки, автор этого стихотворения – и сама русская женщина, сельская учительница из деревни Полна Гдовского района нашей издревле легендарной Псковщины. Из самой что ни на есть русской глубинки. И с самыми что ни на есть русскими именем и фамилией – Любовь Степанова. Или, как зовут её влюбленные в неё ученики, – Любовь Евгеньевна.

А ещё более тронуло меня её стихотворение «Боль», посвящённое русскому мальчишке – солдату, павшему от пули наёмного забугорного снайпера в Чечне. Да что – тронуло, прямо скажу – потрясло. И опять повторю – так написать могла только женщина. Русская женщина. Сама, ещё и ещё раз подчеркну, мать четверых детей, что уже само по себе редкость в наше «демократически-рыночное» время.

А стихотворение «Маме» по своей пронзительно-проникновенной лиричности вкупе с его исторически-документальной значимостью превосходит знаменитое есенинское «Письмо матери». В нём – целая эпоха и судьба двух поколений.

А стихотворению «С молоком матери» я и вообще не припомню равноценного в нашей русской литературе.

Остается лишь дивиться тому, что такие шедевры создаются автором, как в таких случаях говорят, самодеятельным да ещё при полном отсутствии так называемой литературно-творческой среды.

Хотя что ж дивиться! Истоки поэзии – в жизни народа. И подлинная творческая среда – сам народ. Ну и конечно же – в личности поэта с подлинно лирическим даром, о коем в народе искони говорят: Божья искра.

И ещё штришок. С просьбой дать отзыв и посоветовать, писать ли ей стихи, она опустила рукопись в мой почтовый ящик. В избу зайти постеснялась. Провинциальная робость? Стеснительность? Пожалуй. Но вспоминается: истинные поэты всегда скромны и ненавязчивы. И, главное, я читал и радовался. И с удовольствием, с превеликим удовольствием рекомендую ее стихи читателям. Ибо это – поэзия. Истинная поэзия!

Любовь СТЕПАНОВА

Русская женщина

Есть в русской женщине божественная сила:
Не помня зла, не зная похвальбы,
Уж как бы подло жизнь порой ни била,
Не падать под ударами судьбы.

И выстоять, и быть непобедимой,
И оставаться женщиной притом,
По-русски доброй, ласковой, любимой.
Хранить очаг. Держать в порядке дом.

Из ничего устроить званый ужин,
Из топорища – праздничный обед.
Обнять детей и успокоить мужа,
Мол, не беда, что в доме денег нет.

Мол, проживём, потерпим, – всё проходит,
Пройдёт и это. Впереди – весна.
Весна! И снова чудо происходит –
Природа пробуждается от сна.

Весна! И вновь приободрятся люди.
Взыграет солнце, и растает лёд.
И в каждом доме светлый праздник будет.
И аист ребятёнка принесёт.

Синий крепдешин, и вуалетка,
И волос тяжёлый водопад,
И в руке сиреневая ветка,
И мал-мала четверо ребят.

Ты у жизни не просила много,
Ни себе – для нас, для четверых,
Ни жар-птицу райскую от Бога,
Хоть синицу – да из рук своих.

Вместе со страной, как по этапу,
Шла путём великих перемен,
Тех, где в детстве потеряла папу
И попала в списки ДВН.

Боже правый – дочь врага народа!
Вроде и сама врагом растёшь.
И всё горше было год от года
Выносить чудовищную ложь.

Чёрной пригвождённая печатью,
Жутким уязвлённая клеймом,
Горько, трудно путь торила к счастью,
Взяв и красотою, и умом.

Всё, о чём грустила и мечтала
И в весёлый, и в тоскливый час,
Только тихой песне доверяла,
Только песне, но – не напоказ.

Голос твой волшебней, чем жар-птица,
Льётся-вьётся в сини-вышине.
И живёт-поёт твоя синица
В Наде, Вере, Вовке и во мне.

С молоком матери

Взмыленным полднем,
когда перекур в сенокосе,
В час, когда страстно влечёт
к луговине прильнувшая речка,
Наскоро вилы и грабли
в телегу забросив,
Не искупаться спешу,
а туда, где бряцает уздечка.
Лошадь, слепней отгоняя
нестриженной гривой,
Мягко в ладонь мою ткнулась
за хлебною коркой.
Путаясь в травах,
седлаю её торопливо:
– Но! – и вперёд по кустам
то низиной, то горкой.
В скачке сливаясь с конём,
как шальная девчонка,
Ветру навстречу,
не чуя земли под собою,
Лихо гоню. Кто-то гикнул вослед:
– Амазонка! –
Нет, просто русская,
с русской крестьянской судьбою.
Не развлечения ради:
– Лети! – отпускаю поводья.
– Мчи! – доверяю коню
все овраги и кочки.
Ну, наконец-то! –
тропинка к калитке, родные угодья,
Шаг – и клонюсь к колыбели,
к проснувшейся дочке.
Я привезла ей с покоса
молочные реки,
Песни прабабок,
чей дух здесь бессмертно витает,
Что на Руси
было, есть и пребудет вовеки,
Всё, что дитя
с молоком материнским впитает.
И берега в киселе, и медовые росы,
Светлое кружево
юных берёз по лесочкам,
Весь неоглядный простор –
надозёрье, луга-сенокосы,
Всё – сыновьям моим милым
и дочкам моим, ангелочкам.

Выйду босая на залитый солнцем порог.
В тёплую грядку набухшее брошу зерно.
Много прошла я прямых и не очень дорог
И поняла, что грядущего знать не дано.
Дай же, судьба моя женская, праведный путь,
Нежно растить сыновей своих и дочерей,
Мужа, сдержав себя, лишний раз не попрекнуть,
И загрустить от гугурканья двух сизарей.

Стих про русских баб.

Стих про русских баб.

Пару слов о женском поле я хочу сказать, друзья.
Жить, конечно, с ними сложно, но прожить без них нельзя.
Вряд ли кто-то возражает, разве только «голубой»,
Баб российских в мире любят негр, китаец и ковбой.

В дождь и снег дорогу строят десять баб, мужик – прораб.
Я надеюсь, вы поймёте, нет сильнее русских баб.
Ночью тёмной от бандитов мужа грудью защитит.
Нет храбрее бабы русской, это каждый подтвердит.

Баба ночью мужа пилит: «Полчаса, и ты ослаб».
Вряд ли в мире вы найдёте сексуальней русских баб.
Мужика пригреет лаской, даст поесть «люля-кебаб».
В целом мире нету мягче и добрее русских баб.

Нет выносливее бабы: мужа тащит, сумки прёт,
И сошьёт, и постирает, и лепёшек напечёт,
Огород перепахает там, где лошадь не пройдёт,
Выпьет рюмку русской водки, и станцует, и споёт.

В красоте и обаянии с нами мир тягаться слаб,
Потому что в целом мире нет красивей русских баб.

Тэги: лирика

2012-01-27 13:11:16 – Наталья Владимировна Самодурова
Грубовато как-то, но правда.
2012-01-27 13:12:49 – Анатолий Алексеевич Гусев
Не осуждайте женщину за возраст,
Не осуждайте женщин за любовь.
В молоденьких влюбиться очень просто,
Как говорится, молоко и кровь.

А мы такие, нам уже за 40.
Мы были юными, желанными давно.
Теперь мы, как осенних листьев шорох,
Как старое и терпкое вино.

Мы так стесняемся своих морщинок,
Неровностей на коже, полноты.
Вниманием обходят нас мужчины,
Не дарят нам конфеты и цветы.

А если дарят, то на юбилеи –
По порученью и от имени,
Напоминая нам, что мы стареем,
Что остается нам все меньше времени.

Не `бабочки` уже мы и не `рыбки`,
А бабушки,- не деться никуда!
И мы сквозь слезы дарим им улыбки,
Подсчитывая разницу в годах.

Не осуждайте женщину за возраст,
Не осуждайте женщин за любовь.
В молоденьких влюбиться очень просто,
Оставьте ж нам хоть пару нежных слов!

еще о женщине

2012-01-27 13:12:51 – Наталья Анатольевна Урбанович
Не про меня.
2012-01-27 13:14:14 – Анатолий Алексеевич Гусев
Все женщины прекрасны для мужчины,
И в этом право, истина видна.
Но есть среди прекрасной половины
У каждого мужчины лишь ОДНА!
Которой он прощает все капризы,
Которая пьянит хмельней вина.
И пусть она всегда ларец с сюрпризом,
Прекрасней всех прекрасных, лишьОНА!

Она его утешит и согреет,
Она всегда во всем его поймёт.
И за собой его увлечь сумеет,
И безрассудно вслед за ним пойдёт!

Все женщины прекрасны для мужчины,
Все женщины прекрасны, но ОНА..
Среди прекрасной женской половины,
У каждого мужчины. лишь ОДНА!

2012-01-27 13:16:28 – пользователь отключен
Комментарий отключен модератором
2012-01-27 13:26:16 – Ольга Александровна Богатырева
Какие же Женщины ходят по свету?
Буквально два слова – на тему на эту.
Во-первых, есть Женщины – рыбки и птички.
Есть зайки и пупсики. Пышки и спички.
Драконы и змеи. И тысячи кисок.
(Тут крик из толпы: `Огласите весь список!`)
Есть Женщина-смирно. Есть Женщина-вольно.
Есть Женщина-`Hива` и Женщина-`Вольво`.
Есть Женщина-плазма и женщина-лёд.
И женщина-лезвие, женщина-йод.
Есть Женщины-девы и Женщины-овны.
Есть Женщины-где-вы? и Женщины-вот-мы!
Вот Женщина-финка. Вот Женщина-полька.
Вот Женщина-фиг-вам! и Женщина-сколько?
Два мира, два полюса: Женщина-хмель
и Девочка-помнишь-я-нес-твой-портфель?
Манящая Девушка-бригантина
и Женщина-где-ты-шатался-скотина?
Есть Женщина-повесть. Есть Женщина-строчка.
И просто конец всему – Женщина-точка.
Hет двух одинаковых Женщин на свете.
Мы кое-что поняли в этом предмете.
Мягки и податливы Женщины-клецки.
Болтает без умолку Женщина-Троцкий.
Всегда предсказуема Женщина-эхо.
И в семьдесят женственна Женщина-Пьеха.
У Женщины-бабы – простая натура.
А Женщина-пуля – как водится, дура.
Все время колеблется Женщина-синус.
И есть свои плюсы у Женщины-минус.
У Женщины-червы – огромное сердце.
Душа на защелке – у Женщины-дверцы.
Прекрасны на Женщине-иве сережки.
У Женщины-тумбочки – чудные ножки.
Сильна интуицией Женщина-Глоба.
Сильна конституцией Женщина-сдоба.
Пунцовые губы – у Женщины-вамп.
Песцовые шубы – у Женщины-вам-б.
В беседках беседы – у Женщины-ямб.
Hо сладость победы – у Женщины-штамп.
Ведут себя Женщины неодинаково.
Уж мы-то от них навидалися всякого.
С рассветом поднимет нас Женщина-утро,
а вечером – Женщина-Камасутра.
От снега, от ливня, от града укроет
надежная Женщина, тип рубероид.
Лишит разом разума Женщина-ром.
Hа место поставит нас Женщина-бром.
Hаделает крошек нам Женщина-плюшка.
По шайбе нащелкает Женщина-клюшка.
Согреет до косточек Женщина-юг.
Бесследно поглотит нас Женщина-люк.
Вот Женщина-свечка сгорает от страсти.
Стирает старательно Женщина-ластик.
Вот Женщина-блузка куда-то слиняла.
А Женщина-раз нас зачем поменяла?
Чего надо Женщине-не-уходи-же?
Куда навострилися Женщины-лыжи?
Доколь подстрекать будут нас на поступки
зовущие, жадные Женщины-губки?
Застряв, словно в джунглях, в словах непролазных,
мы славим всех Женщин – хороших и разных!
Заметим от имени всех мужиков:
Вы – всё, что нам нужно во веки веков!
А именно: мама, супруга, подруга,
лекарство, подушка, мечта, Джомолунгма,
оазис в пустыне и плот в океане,
картошка в кастрюле, грибы на поляне,
заботы о частном и мысли о вечном,
часовня на Красном и звезды на Млечном.
Вам скажут и прапорщики, и поэты:
зимою и летом все мысли – про это.
А именно: здорово, хоть и непросто,
объять необъятную Женщину-космос,
разжать крепко сжатую Женщину-фигу
и выиграть Женщину-высшую-лигу,
в постель положить с собой Женщину-книжку,
все деньги поставить на Женщину-фишку,
и высшее счастье – вскочить среди ночи
с заботой о Женщине-тамагочи..
2012-01-27 13:27:40 – Владимир Николаевич Моисеев

Вы можете нажать на это фото для перехода на его страницу
Гимн Женщине! почти по Некрасову
Моисеев Вова

Есть бабы в российской глубинке,
Таким, мужики не чета
Одна из них тут, на картинке,
Возьмётся за гуж: От винта!

Некрасову то и не снилось
В упряжке коня заменять!
Такая не женская сила
Способна не только рожать!

С такой воевать бесполезно,
Такая за холку возьмёт
И хваткой своею железной
Любого за пояс заткнёт.

Вот баба, так баба! Однако,
Мужик её лишь тормозИт!
Ну, как нашей бабе без брака?
Пускай и мужик порулИт!

Сегодня коня заменяет,
А завтра, телегу попрёт!
Есть бабы, что нас вдохновляют,
К такой писанине. Так вот

Написано гимнов немало
Прославивших женщину-мать.
Теперь и меня вдруг, прорвАло
И я взялся их прославлять.

А вот к второму админ удалил фото, ему показалось неблагопристойным то, что девка дрова рубит, да и фиг с ним, текст таков:

Гимн Женщине! Почти по Некрасову – 2
Моисеев Вова

Попалось ещё одно фото
Девицы, что колет поленья
Помочь ей чего-то охота!
Во мне же – протеста бурленье!

О, Женщины! Даже на фото,
Меня вдохновить вы сумели
Забросил всю на фиг работу,
И лёг, размечтался в постели.

Прилёг только Муза явилась,
В стихиру меня пригласила
Так сердце моё колотилось,
Под мышкою аж защемило.

Под клавою, нежно хрустящей.
Поправил рукой покрывало.
С энергией, мощно кипящей,
Родил я такое начало:

***
Есть женщины в русских селеньях
Готов поклониться им ниц,
Что лихо кромсают поленья
С задором лихих кобылиц.

Такая всегда верховодит
И мужа в верёвку совьёт.
Как лошадь она в огороде,
И плуг, если надо, попрёт!

Ведь это же надо? Во, бабы!
А, кто б огород мой вспахал?
Мне дров накололи б, хотя бы.
А я б их, всю ночь целовал!

А что мужику остаётся?
Таков бабский вот беспредел.
Эмансипэ он зовётся,
Мужик наш теперь не у дел!

Вот так, выдаю с пылу-жару,
Свои размышленья на тему
Хотя, вариант был мой старый,
Он мог бы решить тут проблему.

2012-01-27 13:33:57 – Ольга Александровна Богатырева
Молились женщины: одна, другая, третья,
И мимо каждой проходил Иисус Христос.
На все вопросы первой Он ответил
И осушил глаза ее от слез.
Он говорил с ней долго, нежно, мягко,
Он улыбался ей и утешал,
Он ждал, когда наполнится надеждой
Молящаяся женская душа.
Вот с женщиной второй Христос встал рядом
И положил ей руку на плечо,
Одобрил ласковым ее Он взглядом,
Когда она молилась горячо.
А третья женщина склонилась низко-низко,
Слова слетали тихо с ее уст,
Но к ней не подошел Спаситель близко,
Не вымолвил ни слова Иисус.
На три молитвы Он дал три ответа,
Для каждой женщины ответ был свой.
Одной душе досталось много света,
Другой чуть меньше, третьей ничего.
О, мой Господь! Мне не понятно,
Ты на молитву третьей промолчал.
Любовь не может быть лицеприятной,
Ты Бог любви, и Ты не отвечал.
Иисус открыл мне то, что тайной было:
Когда молилась первая душа,
Я должен был умножить ее силы,
Чтобы она могла свой путь свершать.
Должны окрепнуть крылья ее веры,
Чтобы могла взлететь под небеса,
Я должен быть с душою первой,
С ней много говорить, смотреть в глаза.
Душе другой еще нужна опора,
Но вера этой женщины сильна.
Достаточно ей ласкового взора,
И знаю, что поймет Меня она.
А третья женщина мы с ней давно знакомы,
Преграды никакой меж нами нет.
И дом ее давно Моим стал домом,
Она всецело доверяет Мне.
Душа прошла чрез испытаний школу,
Я труд любой доверить ей готов.
Я провожу ее путем тяжелым,
Я с ней бываю мягок и суров.
Она теперь нисколько не смутится
И в час тяжелый духом не падет.
Но будет верить, верить и молиться,
Ни слов, ни взгляда Моего не ждет.
Моя любовь дороже слов и взглядов,
Несет благословение она.
И тот, кто стал однажды Божьим чадом,
Научится Мне доверять сполна.
И ты доверься Мне, – сказал Учитель,-
Когда Я говорю, когда молчу.
О, мой Господь, мой Пастырь, мой Спаситель,
Все поняла, я третьей быть хочу!
2012-01-27 13:35:02 – Анатолий Алексеевич Гусев
Владимир николаевич! Спасибо. Посмотре на фото и ваши стихи, вспомнил свою мать. Когда ей уже было за 70. ходила плохо, сказалась работа дояркой. но копая картошку, мы ее носили к дому на погреб, метров 50-100 с огорода. так вот, она брала кошелку картошки ведра 2-3 в ней помещалось, на плечи и шла как ни в чем не бывало, даже не хромала, как при обычной ходьбе. Царствие ей небесное. Спасибо еще раз

Прокомментируйте!

Выскажите Ваше мнение:


Вакансии для учителей

Современные стихи о женщине

Женщины носят чулки и колготки

Женщины носят чулки и колготки,
И равнодушны к вопросам культуры.
Двадцать процентов из них — идиотки,
Тридцать процентов — набитые дуры.
Сорок процентов из них психопатки,

Анна Чилясова — А ты представь ее в чужих руках

А ты представь ее в чужих руках…
Такую нежную, красивую, родную.
Как он, в своих объятиях сжав,
Ее в ночи, так сладостно целует.

Лариса Рубальская — Женщина в плаще

Женщина в новом идёт плаще.
Нет у неё никого вообще.
Дочка отдельно живет, замужняя,
И мама теперь ей стала ненужною.

Женщина плащ купила дорогой —
Может,

Лариса Рубальская — Вызов стюардессы

Был день как день – один из ста.
Сел в самолёт, журнал листал.
Мне правила полёта все известны.
Я пристегнул щелчком ремень,
Сидящий рядом джентльмен
Нажал на кнопку ВЫЗОВ СТЮАРДЕССЫ.

Лариса Рубальская — В полуденном саду

Как прелестны ваших локонов спирали,
Как хорош лица расстроенный овал.
Никогда вы никого не целовали,
Я был из тех, кто вас тогда поцеловал.

В полуденном саду
Жужжание шмеля,

Лариса Рубальская — А я ей нужен

Не такая она, не такая,
Я скажу, точно зная предмет.
Я у многих в объятиях таял,
Но таких, как она, больше нет.

Лариса Рубальская — Африканка

Её в темноте я увидел не сразу,
Верней, не увидел, а просто почуял.
Смотрели призывно два огненных глаза,
И я сразу понял, чего же хочу я.

Африканские страсти
Горячее огня.

Лариса Рубальская — Женщина курит на лавочке

Женщина курит на лавочке
На многолюдной улице.
Женщине всё до лампочки.
Женщина не волнуется.

В жизни бывало всякое,
Не обжигайте взглядами.
Жизнь — не кусочек лакомый,

Лариса Рубальская — Я бываю такая разная

Я бываю такая разная –
То капризная, то прекрасная,
То страшилище опупенное,
То красавица – мисс Вселенная,
То покладиста, то с характером,
то молчу, то ругаюсь матерно,

Лариса Рубальская — Женщины в соку

Годы идут, годы движутся,
Челюсть вставлена, трудно дышится.
Гляну в зеркальце — одна кручина,
Шея в складках, лицо в морщинах.
Туфли куплю, в журнале копия,
Носить не могу — плоскостопие,

Лариса Рубальская — В этом мире крохотном и шатком

В этом мире крохотном и шатком,
Пока солнце будет нам сиять,
Женщина останется загадкой,
Что никто не в силах разгадать.
Что такое Женское созданье?
Можно еще многое сказать.

Я могу (Никогда не пытайся себя оправдать)

Никогда не пытайся себя оправдать,
Если чувствую ложь – я тебе не поверю.
Я могу тебя счастье огромное дать,
А могу пред тобою захлопнуть все двери.
Я могу быть богиней твоей иль рабой,

Чаровница и проказница

Чаровница и проказница
Скольких ты свела с ума?
Не даёшься в руки, дразнишься
Тайной прелести полна
Очарована Любовью
Околдована Судьбой
Излагали слог поэты
На коленях пред тобой
То смешлива,

Любая женщина-колдунья

Любая женщина-колдунья,
Создание ангела из тьмы.
Творит заклятья-поцелуи,
Пленяя часть мужской души.

И тайной каждая объята,
И покоряет блеском глаз.
Улыбкой «Монны Лизы» Леонардо
Приводит вас мужчин в экстаз.

Женщина это

Женщина – тайна небес,
Ни одним знатоком не разгадана,
Женщина – темный лес,
Где прохлада мягкая спрятана.
Женщина – это жара,
Что натуру мужскую расплавила,

Женщина начало всех начал

Женщина – начало всех начал,
Мудрость лет сумевшая усвоить.
Как бы сильный пол ни бунтовал,
Женщина сумеет успокоить…

Женщина терпением своим
Созиданьем сменит разрушенье,

Носите женщин на руках

Носите женщин на руках,
Не поддаваясь лени скучной,
Сюрпризы делайте, чтоб «Ах!»,
Не опасаясь взглядов тучных.

Лелейте женщин средь пучин
И награждайте восхищеньем,
Балуйте просто,

Виктория Вакулинская — Женщина наивна и прекрасна

Женщина наивна и прекрасна,
Женщина волнующе проста,
Женщина таинственно опасна,
Женщина – земная красота.

Женщина сегодня королева,
А рабыней завтра может стать;
Клеопатра справа,

Богдан Худаверд — Дарите женщинам улыбки

Дарите женщинам улыбки
Своей любовью и теплом.
Чтоб их душа, подобно рыбке,
Плыла журчащим ручейком
Навстречу тихим водоемам,
Где путь к свободе недалек,
Где так приятен миг истомы,

Елена Веснова — Оставайтесь любимыми, оставайтесь желанными

Оставайтесь любимыми,
Оставайтесь желанными,
Нежно счастьем хранимыми
И всегда долгожданными!

Оставайтесь влюблёнными,
Не забывшими юность,
С головой не склонённою
Под порывами грусти…

Оставайтесь прекрасными
В суете повседневной:
Злыми,

Я такая как есть, я не буду другой

Я такая как есть, я не буду другой, я такая как есть, я останусь такой
Я бываю наивна, бываю вредна, но такая, как есть — я на свете одна
Я такая как есть,

Ты женщина и ты прекрасна

Ты женщина и ты прекрасна,
Ты Мать, Богиня, Королева!
Ты красотой своей опасна,
Ты грех, Ты искусительница Ева.

Ты Клеопатра, Персефона,
Мужских безумий ТЫ причина,

Кто такая Женщина

Кто такая Женщина? Чья помада
На губах разнежилась, как сирень?
Идеальной женщины мне не надо:
Вот идет красивая, словно день.

Вот идет глазастая, с взглядом-бездной,

Акмалова Анна — Что нужно женщине

Женщине так мало надо,
Что порой ей не понятно
Смотрят почему суровым взглядом
И ворчат мужья невнятно?
Да, порой так выбрать сложно
Платье в гости,

Ты не кляни свои года напрасно

Ты не кляни свои года напрасно,
И в страхе перед зеркалом не стой.
Поверь, что ты
Воистину прекрасна
Отточенной и зрелой красотой.

Вам этот дар природою завещан,

Женщины любят заботу

Женщины любят заботу,
Искренний, радостный смех,
Кофе в постель по субботам,
Не бриллианты и мех.
Ласка нужна и объятия,
Несколько трепетных слов,
Лучше, чем новое платье,

Всё может женщина

Всё может женщина — родить, и не родивши плод убить
Поднять с колен и наградить, и всё отдать и всё простить…
Всё может женщина – она, не может только быть одна.

Ян Райбург — Дарите женщинам цветы, дарите женщинам улыбки

В нашей жизни так бывает,
Что встречаясь забываем улыбнуться,
В нашей жизни так бывает,
Что прощаясь забываем оглянуться,
И порой,не замечаем, грустные глаза своих любимых,
Что прощают нам и делят радость,или горе пополам.

Ирина Самарина-Лабиринт — Немного устала

Немного устала от сложных вибраций судьбы…
Но женщины лишь на минуту бывают слабы,
А долгие годы несут целый мир на руках,
Где разум не дремлет, а сердце опять в облаках…

Немного устала от шлейфа злословий пустых…
Вчера мне казалось,

Ирина Самарина-Лабиринт — Слишком сильная женщина

Увяданье сменилось цветением…
Стон души — восхитительным пением…
Ей бы плакать в подушку и каяться,
А она сквозь слезу улыбается…

Люди хаяли за непосредственность,
За её силу воли и женственность,

Ирина Самарина-Лабиринт — Та женщина, которая ушла

Та женщина, которая ушла,
Не будет беспокоить вас звонками
И баловать в субботу пирожками,
Рассказывать, что ночью не спала…
Ей будет абсолютно всё равно,
Что ни одной с рыбалки смс-ки…
Что удочки стары,

Ирина Самарина-Лабиринт — Чужая женщина загадка для мужчины

Чужая женщина — загадка для мужчины…
Её так хочется… скорее разгадать…
Ей всё к лицу, включая мелкие морщины.
В ней всё прекрасно, не прибавить, не отнять…

Чужая женщина подарит вам улыбку,

Ирина Самарина-Лабиринт — Очень важно остаться женщиной

Небеса, я хочу исправиться…
И не плакать от новых трудностей…
От сомнений в душе избавиться…
Я надеюсь, мне хватит мудрости…

Слишком много минут потеряно
От обид,

Лариса Рубальская — Пускай года, как ласточки летят

Пускай года, как ласточки летят.
Зависит возраст женщины-от духа.
Быть можно молодой и в пятьдесят.
А можно жить и в двадцать, как старуха.

Лариса Рубальская — Наташка

Целый день над крыльцом кружились осы,
Как умела, отбивалась я от ос.
Говорят, что ты меня, любимый, бросил,
Но никто ещё моих не видел слёз.

Лебедой заросла к тебе дорожка,

Лариса Рубальская — Ах, мадам! Вам идёт быть счастливой

Ах, мадам! Вам идёт быть счастливой,
Удивлённой и нежной такой,
Безмятежной, свободной, красивой,
Вам неведомы лень и покой.
Окрылённой прекрасной мечтою,
Позабывшей печали и боль,

Лариса Рубальская — Охотница Диана

Ночь упала на землю туманом,
День закрыл свою дверь на засов.
На охоту выходит Диана —
Дочь таинственных диких лесов.

Расставляет силки и капканы,
Попадают в них разные львы.

Лариса Рубальская — Любаня

В тот городок под солнечным сияньем
Случайно был заброшен я судьбой.
Любовь с медовым именем Любаня,
Мы здесь впервые встретились с тобой.

Ты помнишь, Любаня,

Лариса Рубальская — Странная женщина

Жёлтых огней горсть
В ночь кем-то брошена.
Я твой ночной гость
Гость твой непрошенный.
Что ж так грустит твой взгляд?
В голосе трещина.
Про тебя говорят —
Странная женщина.

Наталья Кургалина — Женщина не с возрастом меняется

Женщина не с возрастом меняется,
Женщина меняется с мужчиной
На которого она ровняется:
Умный, ласковый, с небритою щетиной.

Женщина добреет не от лёгких дел,
Не от новой действенной диеты,

Читайте также:  Стихи Владимира Вишневского о женщинах
Ссылка на основную публикацию
×
×