Стихи Василия Федорова о женщине

Стихи Василия Федорова о женщине

10:51 am – Поэт В.Д. Федоров написал много стихов о женщине и о любви

Василий Дмитриевич ФЁДОРОВ (1918 – 1984), русский, советский поэт


Портрет из Интернета

Оценки поэзии Фёдорова сильно разнятся. Так немецкий литературовед Вольфганг Казак утверждал:
В стихах, обладающих равномерно-поступательной ритмикой, непостоянством размера и незамысловатостью рифмы, Фёдоров подробно высказывает широко распространённые мысли, почти не оставляя недоговорённости.
Совсем в другой тональности писал о творчестве Василия Фёдорова поэт-фронтовик Дмитрий Ковалёв .
Он нетерпим к тем, кто приспосабливается к миру капитали­стической продажности, миру гангстерской демократии. Этот мир резким диссонансом врывается в его привыч­ный деревенский быт. Цинизм чистогана особенно непри­емлем в наиболее сокровенном, в понятии красоты.
По мнению прозаика И. Шевцова , в историю русской литературы ХХ века Фёдоров вошел как звезда первой величины. Федоров — необыкновенный лирик, певец любви, вознесший культ женщины до вселенских высот.
От блогера Г-Егорова:
Я лично «запал» на стихи Василия Федорова в 1976 году (тогда мне было ровно 40 лет), купив трёхтомник поэта издательства «Молодая гвардия», Москва, 1975-1976 г.г. Зачитывался главным образом его стихами о женщине и о любви (сам я был влюблён, признаться, в ту пору!). Быстро исписал его стихами целую записную книжку, которую храню по сей день. Сегодня, правда, нет нужды делать собственноручный набор этих стихов: они имеются в Интернете.
Подборка стихов В.Д. Федорова о женщине и о любви особо уместна сегодня, в замечательный Женский праздник. И она вывешивается под метой «Год литературы 2015».
Далее читать под катом:

По главной сути
Жизнь проста:
Ее уста.
Его уста.

Она проста
По доброй сути,
Пусть только грудь
Прильнет ко груди.

Весь смысл ее
И мудр и прост,
Как стебелька
Весенний рост.

А кровь солдат?
А боль солдатки?
А стронций
В куще облаков?

То всё ошибки,
Всё накладки
И заблуждения
Веков.
Ххх

Была любовь.
Была сомнений смута.
Надежды были.
Молодость была,
Да, молодость была,
Но почему-то
Она большого счастья
Не дала.

Она ушла,
Но слезы не прольются.
Ушла.
Иди.
И не зови трубя.
Нет, не хочу я
В молодость вернуться,
Вернуться к дням,
Где не было тебя.
Ххх

Твердишь ты,
Что расстаться нам пора,
Что ты в своих надеждах обманулась,
Что вся моя любовь к тебе –
Игра.
Не слишком ли игра подзатянулась?

Игра в любовь,
Я знаю, не к добру,
Игра в любовь коротенького срока.
Семь лучших лет потратить на игру,
Семь лучших лет!
Не слишком ли жестоко?

Старею я,
Люблю тебя одну.
Седею я до времени, до срока.
Семь лучших лет отдать за седину,
Семь лучших лет!
Не слишком ли жестоко?
Ххх

Любовь мне –
Как блистание
Звезды над миром зла.
Любовь мне –
Как признание
На добрые дела.

Чтоб мир
Отмылся дочиста,
Душа тревогу бьет.
Любовь мне –
Как пророчество,
Зовущее вперед.

Любовь –
Как жажда истины,
Как право есть и пить.
Я, может быть,
Единственный,
Умеющий любить.
Василий Федоров

Стихи Василия Федорова о женщине

“ПО ГЛАВНОЙ СУТИ. ”
Особенности любовной лирики Василия Федорова

Любовь мне как блистание
звезды над миром зла.
В.Д.Федоров

Литературная общественность страны, любители и почитатели русской поэзии 23 февраля 2018 отмечают 100-летие выдающегося поэта Василия Дмитриевича Федорова.

Василий Федоров – один из самых совестливых русских поэтов второй половины двадцатого века, достойно продолживший лучшие традиции нашей отечественной, духовно-нравственной, гражданской, патриотической поэзии. С юношеских лет я знаю и люблю творчество Федорова. Особенно мне близки его стихи о любви и России. Накануне юбилейной даты мне захотелось поделиться своим восприятием его лирики. Надеюсь, что мои чувства и переживания найдут отклик у поклонников его творчества, если вы сочтёте возможным напечатать мою статью. Чем больше людей разного возраста соприкоснется с искренними, добрыми стихами великого поэта, тем светлее и чище будут их души и сердца. И как никогда сегодня актуальны его строки:

Всё испытав,
Мы знаем сами,
Что в дни психических атак
Сердца, не занятые нами,
Не мешкая займёт наш враг,
Займёт, сводя всё те же счёты,
Займёт, засядет,
Нас разя…
Сердца!
Да это же высоты,
Которых отдавать нельзя.

«Ушло в прошлое и стало историей время нашей юности», – такими словами начала очередную встречу одноклассников бессменный комсорг нашего класса Нина Кострикина, достала из сумочки такую знакомую мне тетрадку в коричневой обложке. Неужели сохранила? Почти полвека прошло, когда в девятом классе мы решили завести такую тетрадь, в которой будут записаны самые лучшие стихи о любви. Позже мы записывали туда и разные умные мысли, и просто понравившиеся выражения, за что тетрадь получила название «Цитатник». Всякий раз при написании сочинений мы обращались к ней и всегда находили нужную цитату.

Не открывая тетради, Нина почитала стихотворение Федорова «По главной сути жизнь проста…». И в который раз! Эти простые строчки поразили меня своей глубиной, искренностью и нежностью. Во второй половине XX века имя Василия Федорова стало известно и популярно, а произошло это потому, что в своих стихах он писал о самом главном: о жизни и смерти, о добре и зле, о любви к Родине и любви к женщине. В нашей тетради было много стихотворений Федорова. Ведь все мы переживали время первой любви и первой влюбленности, а поэтические строки будили, подогревали, волновали наши чувства. С особым вниманием прочитали мы «Книгу любви» и стали размышлять о том, что музыканты и поэты, художники и писатели из года в год, из столетия в столетие обращаются к вечной теме любви, потому что это чувство связывает все живое на Земле, помогает в трудные минуты, согревает души. Романтичная и нежная, робкая и страстная, преданная и безответная… Какой разной бывает любовь… Она может дарить радость и причинять боль. А еще наполняет нашу жизнь смыслом. Без нее пусто даже самому благополучному и успешному человеку. Любовь – это то, с чего начинается человек. Любовь – это то, что составляет суть жизни:

По главной сути
Жизнь проста:
Ее уста.
Его уста..
Она проста
По доброй сути,
Пусть только грудь
Прильнет ко груди.

Как удивительно точно и удивительно просто сказано! Не надо лишних слов и движений: «Его уста, ее уста, а грудь прильнет ко груди…». Именно уста, это устаревшее слово раскрывает великое таинство поцелуя, который все объясняет без слов. А какое замечательное слово – «прильнет»! Ни один синоним – приблизиться, присоединиться – не может пояснить главного, что содержится в значении этого слова: теплоты и любви, бесконечного доверия и огромного желания слиться, стать единым существом. Читаешь, перечитываешь эти строки и думаешь о том, как было бы легко и счастливо жить нам всем, если бы все усвоили эту простую мудрость и cмысл жизни:

Весь смысл ее
И мудр, и прост,
Как стебелька
Весенний рост.
А кровь солдат?
А боль солдатки?
А стронций
В куще облаков?
То всё ошибки,
Всё накладки
И заблуждения
Веков.
А жизни суть,
Она проста:
Ее уста,
Его уста.

Любовь – это самое поэтически-возвышенное, чистое и прекрасное чувство. Она неповторима и вечна, как жизнь. Тема любви неисчерпаема в литературе и искусстве, ибо само это чувство нетленно, всегда ново и неповторимо для каждого человека. Настоящая любовь всегда бескорыстна и самоотверженна. «Любить,- писал Лев Николаевич Толстой,- значит жить жизнью того, кого любишь». А Аристотель говорил по этому поводу так: «Любить – значит желать другому того, что считаешь за благо, и притом не ради себя, но ради того, кого любишь, и стараться по возможности доставить это благо». Для любящего самое главное – счастье любимого существа. Всему этому есть подтверждение в стихах Федорова. Именно об этом его замечательная поэма «Седьмое небо».

…Прошли годы. Мы давно уже стали взрослыми, вырастили детей, помогаем растить внуков. И в который раз, переживая вместе с детьми это волнующее чувство любви, мы снова и снова обращаемся к стихам Федорова. Совсем скоро вся литературная общественность и все любители русской поэзии будут отмечать сто лет со дня рождения Василия Дмитриевича Федорова. К юбилейной дате издаются новые сборники лучших произведений поэта. Несомненно, они пополнят городские и сельские библиотеки, займут свое достойное место среди любимых книг в домашних собраниях поклонников его творчества.

Василий Федоров – поэт, в лирике которого тема любви является одной из главных и сквозных. В любви он видел и «ловушку человеческого грешного характера, и дар небес». Федоров воспевает женщину, боготворит ее. Также он упоминает всем известную Еву, первую женщину, называя ее «той, первой, изгнанной из рая». В строчках « о, женщина, краса земная» он сравнивает её с красотой земли, с природой, в которой все создано для любви:

“Земля” – доброе слово,
Но оно для любви.
“Весна” – теплое слово,
Но оно для любви.
“Звезда” – дивное слово.
И оно для любви.
Все для любви:
И земля,
И весна,
И звезды.
Весь год
Трудилась вселенная,
Весь год хороводила,
Чтобы пришло
Великое противостояние
Наших сердец.

Любовь согревает, раскрывается наше сердце, любовь открывает ворота нам в жизнь. И если хоть немного в душе у нас любви, значит, наша жизнь продолжается. Федоров любовью называет звезду, которая непрерывно светит над нашим миром. Так же он отмечает, что любовь призывает творить добро: «Любовь мне – как призвание на добрые дела». По словам поэта, любовь вечно зовет человека вперед, толкает его на новые открытия. Чувство любви он сравнивает с правом на еду и питье: «Любовь – как жажда истины, как право есть и пить». И в заключительных строках Василий Федоров утверждает, что он умеет любить и что он один такой.

Любовь мне –
Как блистание
Звезды над миром зла.
Любовь мне –
Как призвание
На добрые дела.
Чтоб мир
Отмылся дочиста,
Душа тревогу бьет.
Любовь мне –
Как пророчество,
Зовущее вперед.
Любовь –
Как жажда истины,
Как право есть и пить.
Я, может быть,
Единственный,
Умеющий любить.

Это одно из самых замечательных стихотворений о любви, на наш взгляд, созданных Василием Федоровым. Стихи очень музыкальны, и поэтому многие композиторы обращаются к лирике Федорова и пишут на них прекрасные романсы. А на это стихотворение поэта существует несколько музыкальных вариантов: и романс, и лирическую песню.

Любовная лирика Василия Федорова занимает значительное место в его творчестве. По его стихотворениям о любви можно безошибочно определить ценностные ориентиры поэта, его нравственные принципы, понимание смысла человеческой жизни, назначение поэта и поэзии. Любовная лирика поэта – это его моральный кодекс, дающий представление о том, что ему в жизни дорого, какие чувства для него святы, что ему ненавистно в жизни.

Безусловно, читая и перечитывая стихи Федорова, открываешь новые грани его творчества, но несомненно одно – он сумел сказать свое, неповторимое слово о любви и совершенно прав, утверждая: «Своей любви я здание воздвиг…»

ГРОМОВА Валентина Анатольевна,
учитель русского языка и литературы
МБОУ «Средняя общеобразовательная школа №54»,
город Кемерово

Василий ФЁДОРОВ (1918—1984)

ЗАМЕТЫ
* * *
Себе сказал
И говорю другим,
Всем говорю
С упорством постоянным:
Язык любви
Не может быть нагим,
Язык борьбы
Не должен быть туманным.

***
Что пользы
Вечно
Малым пробавляться:
Бояться жить
И умереть бояться!

***
Великий Пушкин
Говорил когда-то:
Поэзия должна быть
Глуповата.
Раскрой же смысл
Загадки до конца
И отличать учись всегда ты
От глуповатого
Глупца.

***
Пусть недруги бранят,
Трудись, не споря.
Они тебя гранят,
Себе на горе.

***
Поэзией
Приписанный к векам,
К бессмертью слов,
Когда меня карают,
Как Будда,
Я не мщу своим врагам —
Они с годами
Сами умирают.

***
С любовью —
Хоть гроза!
А без любви, беднягам,
Нам небо как глаза,
Подёрнутые мраком.

***
Мне дорог смех,
Но всё же различай
Веселье глупости
И мудрости печаль.

***
До всенародного признанья
Пути заведомо трудны.
Поэт обязан
Жить в изгнаньи,
Хотя б
От собственной жены.

***
Всё выскажу,
Ни перед кем не струшу,
Не отступлю
Ни пред какими лицами.
Невысказанный,
Гнев убивает душу —
Не становитесь
Самоубийцами!

***
Известный спор
Меж школами и школками
Закончу я,
В сознаньи правоты.
Хоть наши Музы
И ходили голыми,
Поэзия не терпит наготы.

***
Как мы пишем?
Как летаем мы?
Все по-разному смелы:
Воробьи летают стаями,
Одинокими — орлы.

***
В какие страны и края
Уходит молодость моя?
Когда бы знал туда я путь,
Пошёл бы я её вернуть.

***
Хочешь ведать,
Как писалось?
На душе
За жизнь мою
Всё скипелось,
Всё слежалось.
Отколю —
И выдаю.

***
Вам, девушки,
К семье идущим,
Желал бы я
Из благ земных —
Детей,
Не слишком озорных,
Мужей,
Не очень много пьющих.

***
Говорят,
Моя строка
Про любовь,
Что так горька,
Детям хуже яда.

Детям
Дайте Маршака,
А меня
Не надо.

***
Есть в дружбе
Доброе ядро,
Прекрасно слово — друг,
Но дружба —
Это не бюро
Приятельских услуг.

***
Любит совесть?
Нам не в новость
Доброта людей таких.
Негодяи любят совесть,
Когда совесть —
У других.

***
Я ваших сочувствий
Не слушаю,
Что из носу кровь потекла.
Борьба — это самое лучшее,
Что жизнь
Подарить мне смогла.

***
Различий нет,
А есть года,
Есть возраст —
Разница лишь в этом.
Наружностью
Земля — планета,
А в глубине
Она — звезда.

***
Моя любовь
Давно в годах.
Как яблоня на горке
В отяжеляющих плодах
Нуждается
В подпорке.

***
Бог любви,
Я снова в сердце ранен.
Огради от смертного одра,
Удержи меня на светлой грани,
Чистой грани
Мира и добра.

***
Милый друг,
Хочу сказать,
Чтобы знал ты наперёд:
Радость надо нам искать,
А печаль
Сама найдёт.

***
Берегите меня
До последнего дня,
Берегите меня
До последнего часа,
Берегите меня,
Как цыгане коня,
Чтобы гикнуть потом
И умчаться.

РУССКИЕ ПОЭТЫ
Они судьбу не выбирали,
Судьба их выбрала сама
За блеск таланта и ума,
В момент, когда они сгорали.

В их гордой жизни без кривуль
Страшит непонятая блажь их.
Увы, ни собственных, ни вражьих
Поэты не боялись пуль.

Они весь мир
Объять могли.
В них удивительно,
Как чудо,
Высот надземных амплитуда:
От Бога
До — щекой земли.

Они в судьбе своей большой
Непостижимые в размахе,
Глубокой думой —
Патриархи,
Гусары
Сердцем и душой.

Они у смерти на виду
Бывали пагубно охочи
Ходить по краю дня и ночи,
Чтоб видеть солнце
И звезду.

Как необъятное объять,
Затмить вражду
Своей судьбою.
Вам, дальним,
Занятым собою,
Поэтов русских
Не понять.

СОЛОВЬИ
Игорю Кобзеву
Жизнь потекла его
И вкривь и вкось:
В работе нелады, раздоры дома.
Раскритикованный насквозь,
В двенадцатом часу
Он вышел из райкома.

Весенний воздух был хмелён и свеж.
Он, как вино, впивал его глотками.
Не разбирая ни дорог, ни меж,
Шагал к реке
То полем, то лугами.

О берег волны полусонно бьют.
Волна отступит,
Прошумит и смолкнет.
А за рекою соловьи поют –
Один присвистнет,
А другой прищёлкнет.

Забыть бы о райкоме, и жене,
И “строгаче” своём,
Но отчего же,
Чем песня соловьиная нежней,
Тем на душе становится всё горше?

А соловьи смелей:
Мол, мы поём.
Чтоб радость пробудить,
Настроить мысли.
Мы, соловьи, настойчиво зовём
Не к отдыху души,
А к лучшей жизни.

Не развлекаем –
Помогаем жить,
Страдать, любить
Сильней и полновесней.
Вся ваша жизнь
Должна красивой быть,
Как наши песни.

* * *
В надежде робкой,
Как юнец,
Отдав себя
Любви и прочему.
Вернулся я к столу рабочему
С душой измученной вконец.

Ты снова будешь ли по мне,
Мой старый стол,
Пегаса пряслина?
Так возвращаются боязненно
К давно покинутой жене.

И было бы
Войти в настрой
Намного легче,
Будь бы грешница.
Мне улыбается столешница
Улыбкою, увы, пустой.

* * *
С.И.Шуртакову
Чужому
В мире прошлого,
Мне в годах, как в часу.
Я человек без прошлого,
Я всё с собой несу.

Я, ошалев от бремени,
И действием и сном
Весь в настоящем времени
И ни в каком ином.

Вы всё-то вспоминаете,
А мне с Душой сквозной
Не надо даже памяти,
Поскольку всё со мной.

Мне с мыслями нестарыми
И в пору седины
Не бегать с мемуарами
В издательства страны.

Мне времена,
Что времечко,
Хоть вышел из веков.
Вот так,
Мой милый Сенечка,
Дружище Шуртаков!

* * *
Не стол, а хаос
С музой в кабале.
– Не тронь! – кричу. –
В порядке мало проку,
Мне этот хаос
Нужен на столе,
Чтобы творить миры
Подобно богу!

* * *
Мой знакомый,
Захмелевши, тужит:
Говорит,
Что человек
Стал хуже.

Говорит,
Что против жизни прежней,
Той, ещё не брошенной в разбег,
Человек стал
Несравненно грешней,
Стал порочней
Новый человек.

Морщась,
Заключает он устало:
— Страха божьего
В душе не стало.

Страх ему?!
Да пропади он прахом!
Средь людей,
Не знающих оков,
Праведность,
Внушаемая страхом,
Во сто крат
Позорнее грехов.

Так легко
Дойти до разделенья:
Бог — одним,
Другим — товарищ Ленин.
А ведь помню,
До большой удачи
В службе, в дружбе
И в других делах,
До машины,
До богатой дачи
Был ему не нужен
Божий страх.

Видно, хочет он,
Чтоб божьи страхи
Выполняли роль
Цепной собаки.

Стихотворения Федорова Василия

Как второе пришествие.

Как второе пришествие,
Как сто крыльев на взлете,
О веселое сумасшествие
Торжествующей плоти.

Нежность
До первозданного
Побледнения лика,
До глухого, гортанного
Лебединого клика.

И восторг
До отчаянья,
До высокого очень,
До немого молчания,
До безмолвия ночи.

Лебедь
Крылья разбросила,
Замедляя движенье.
Как на заводи озера,
Ты – мое отраженье.

Как наяву точь-в-точь.

Как наяву точь-в-точь,
Шальное сердце билось.
Подряд из ночи в ночь
Ты, грешная, мне снилась.

Шептала: “Помолчи.
Не предавай огласке. “
И были горячи
Неистовые ласки.

Но взял я не свое.
Под ласками моими
Чужое, не мое
Ты повторяла имя.

Я скованный лежал,
Стыдясь тебя коснуться,
Как будто крепко спал
И не хотел проснуться.

Как случилось.
Как умру.

Как умру,
Мое забудь ты имя.
После ласк
В полночной тишине
С лучшими, чем я.
Да, да, с другими
Говорить не надо обо мне.

Жены о мужьях,
Чтоб стыд утишить,
Нежно говорят, других любя.
Мне,
Когда случалось это слышать,
Больно было так,
Как за себя.

Если спросят,
Что так мало жил я,
Ты в своем ответе не таи
То, что я страдания чужие
Принимал все время,
Как свои.

Когда в печи.

Когда в печи
Большого дома
В рождественские холода
Горит ячменная солома,
А не дрова горят,
Тогда
Истопникам
Не счесть терзаний.
Чтоб стало в доме том теплей,
Вгоняют в мыло лошадей,
Рвут хомуты,
Ломают сани.

Все чаще, милая,
Все чаще
Прошу тепла,
Прошу огня.
Так, может быть,
Не настоящей
Любовью греешь ты меня?

Когда влюбляются титаны.

Когда влюбляются титаны,
То начинаются раздоры,-
Они волнуют океаны
И рушат каменные горы.

Они, глашатаи эпохи,
Дерзнувшие попрать законы,-
Вздохнут, и пагубные вздохи
Опасны людям, как циклоны.

Бывает –
Падают титаны,
Но долго не смолкает слава:
Их раны – дымные вулканы,
А кровь их – огненная лава.

Костер
Красивым

Люблю красивых.
Жизнь их,
Быт их,
Глаза,
Улыбку,
Добрый смех
Воспринимаю как открытье
Наиглавнейшее из всех.

В них все:
И ум,
И обаянье,
И гордый жест,
И поступь их —
Мне явится как оправданье
Всех мук моих,
Всех слез моих.

Зачем прекрасными чертами
Так полно каждый наделен?
Красивые,
Они за нами
Пришли
Из будущих времен.

Кто б жизнь мою..

Кто б жизнь мою
Окинул оком
И кто бы догадался сам,
Что я стою живым упреком
Несправедливым небесам.

И кто бы проявил участье,
Постигнув главное одно:
За что рожденному для счастья
Любви и счастья не дано.

Куда я – такой.

Куда я – такой,
Кому я – такой,
От горькой любви
Потерявший покой?

И взгляд мой безумен,
И вид мой ужасен.
Спокойным и тихим
Я просто опасен.
Опасен я тем,
Что мечтой увлекаю,
Что страстью своей
На любовь обрекаю,
Что делом и словом
Творю поневоле
В любви не согласных
На малую долю.

Kуда я – такой?
Кому я – такой?

Ландыши

Девочка кричала
В толпе шумливой:
– Ландыши! Ландыши!-
Взял букетик, подал любимой.
– На! Дыши!

Залюбовалась букетом белесым,
Лучшим из моих подношений.
– Пахнут,- сказала,-
И лугом, и лесом,
И холодком
Наших с тобой отношений.

Я об этом подумал тоже
И, подумав, взгрустнул от души.
А девочка кричала,
Кричала прохожим:
– Ландыши! Ландыши!

Любовь и хлеб

Через улицу,
Через будни,
В нежных чувствах
Не сразу понятый,
Добрый хлеб
Под названьем «спутник»
Несу на руке приподнятой.

Скажут:
Хлеб — избитая тема.
Я иду и смеюсь над такими,
И несу домой каравай, как поэму,
Созданную сибиряками,
Земляками моими.

Этим румяным,
Этим горячим,
Пахнущим так заманчиво,
Этим хлебом труд мой оплачен.
Песня моя оплачена.

Но даже самую лучшую песню,
Самую звонкую и земную,
С сухарем в купоросной плесени,
Не стыдясь, зарифмую.

Хлеб несу.
Поделюсь с женою,
Не скупясь на слова хвалебные.
И припомнится детство мое ржаное,
Юность моя бесхлебная.

С лебедою,
С трухою всякою
Ел «тошнотник» с корочкой тусклой.
А если встречалась булочка мягкая,
То она уже
Называлась французской.

Хлеб несу.
Удивляются, вижу,
Даже только что евшие
С белого блюда.
Но стоило мне приподнять его
Чуть повыше,
И все увидели чудо.

Сразу пришло
Давно знакомое:
Поле и молодость
С днями непраздными.
Сладко запахло старой соломою,
Мятой-травой
И цветами разными.

И увиделось, как воочью:
И косьба,
И стогов метание,
И межа, бегущая к ночи,
И на меже
С любимой свидание.

Любовь и хлеб —
Извечные темы.
Славя хлеб, как любимой имя,
Несу домой, приподняв его,
Как поэму,
Созданную сибиряками,
Земляками моими.

Родное Слово

Сайт Астраханского регионального отделения Союза писателей России

Настоящая поэзия.
Василий Дмитриевич Фёдоров

«ПО ГЛАВНОЙ СУТИ…»

Особенности лирики Василия Федорова
Любовь мне как блистание
звезды над миром зла.
В.Д.Фёдоров

Литературная общественность страны, любители и почитатели русской поэзии 23 февраля 2018 отмечают 100-летие выдающегося поэта Василия Дмитриевича Фёдорова.

Василий Фёдоров – один из самых совестливых русских поэтов второй половины двадцатого века, достойно продолживший лучшие традиции нашей отечественной, духовно-нравственной, гражданской, патриотической поэзии. С юношеских лет я знаю и люблю творчество Фёдорова. Особенно мне близки его стихи о любви и России. Накануне юбилейной даты мне захотелось поделиться своим восприятием его лирики. Надеюсь, что мои чувства и переживания найдут отклик у поклонников его творчества, если вы сочтёте возможным напечатать мою статью. Чем больше людей разного возраста соприкоснется с искренними, добрыми стихами великого поэта, тем светлее и чище будут их души и сердца. И как никогда сегодня актуальны его строки:

Всё испытав,
Мы знаем сами,
Что в дни психических атак
Сердца, не занятые нами,
Не мешкая займёт наш враг,
Займёт, сводя всё те же счёты,
Займёт, засядет,
Нас разя…
Сердца!
Да это же высоты,
Которых отдавать нельзя.

* * *
«Ушло в прошлое и стало историей время нашей юности», — такими словами начала очередную встречу одноклассников бессменный комсорг нашего класса Нина Кострикина, достала из сумочки такую знакомую мне тетрадку в коричневой обложке. Неужели сохранила? Почти полвека прошло, когда в девятом классе мы решили завести такую тетрадь, в которой будут записаны самые лучшие стихи о любви. Позже мы записывали туда и разные умные мысли, и просто понравившиеся выражения, за что тетрадь получила название «Цитатник». Всякий раз при написании сочинений мы обращались к ней и всегда находили нужную цитату.

Не открывая тетради, Нина почитала стихотворение Фёдорова «По главной сути жизнь проста…». И в который раз! Эти простые строчки поразили меня своей глубиной, искренностью и нежностью. Во второй половине XX века имя Василия Фёдорова стало известно и популярно, а произошло это потому, что в своих стихах он писал о самом главном: о жизни и смерти, о добре и зле, о любви к Родине и любви к женщине. В нашей тетради было много стихотворений Федорова. Ведь все мы переживали время первой любви и первой влюбленности, а поэтические строки будили, подогревали, волновали наши чувства. С особым вниманием прочитали мы «Книгу любви» и стали размышлять о том, что музыканты и поэты, художники и писатели из года в год, из столетия в столетие обращаются к вечной теме любви, потому что это чувство связывает все живое на Земле, помогает в трудные минуты, согревает души. Романтичная и нежная, робкая и страстная, преданная и безответная… Какой разной бывает любовь… Она может дарить радость и причинять боль. А еще наполняет нашу жизнь смыслом. Без нее пусто даже самому благополучному и успешному человеку. Любовь — это то, с чего начинается человек. Любовь — это то, что составляет суть жизни:

По главной сути
Жизнь проста:
Ее уста…
Его уста..
Она проста
По доброй сути,
Пусть только грудь
Прильнет ко груди.

Как удивительно точно и удивительно просто сказано! Не надо лишних слов и движений: «Его уста, ее уста, а грудь прильнет ко груди…». Именно уста, это устаревшее слово раскрывает великое таинство поцелуя, который все объясняет без слов. А какое замечательное слово – «прильнет»! Ни один синоним – приблизиться, присоединиться – не может пояснить главного, что содержится в значении этого слова: теплоты и любви, бесконечного доверия и огромного желания слиться, стать единым существом. Читаешь, перечитываешь эти строки и думаешь о том, как было бы легко и счастливо жить нам всем, если бы все усвоили эту простую мудрость и cмысл жизни:

Весь смысл ее
И мудр, и прост,
Как стебелька
Весенний рост.
А кровь солдат?
А боль солдатки?
А стронций
В куще облаков?
То всё ошибки,
Всё накладки
И заблуждения
Веков.
А жизни суть,
Она проста:
Ее уста,
Его уста…

Любовь — это самое поэтически-возвышенное, чистое и прекрасное чувство. Она неповторима и вечна, как жизнь. Тема любви неисчерпаема в литературе и искусстве, ибо само это чувство нетленно, всегда ново и неповторимо для каждого человека. Настоящая любовь всегда бескорыстна и самоотверженна. «Любить,- писал Лев Николаевич Толстой,- значит жить жизнью того, кого любишь». А Аристотель говорил по этому поводу так: «Любить — значит желать другому того, что считаешь за благо, и притом не ради себя, но ради того, кого любишь, и стараться по возможности доставить это благо». Для любящего самое главное – счастье любимого существа. Всему этому есть подтверждение в стихах Фёдорова. Именно об этом его замечательная поэма «Седьмое небо».

…Прошли годы. Мы давно уже стали взрослыми, вырастили детей, помогаем растить внуков. И в который раз, переживая вместе с детьми это волнующее чувство любви, мы снова и снова обращаемся к стихам Федорова. Совсем скоро вся литературная общественность и все любители русской поэзии будут отмечать сто лет со дня рождения Василия Дмитриевича Федорова. К юбилейной дате издаются новые сборники лучших произведений поэта. Несомненно, они пополнят городские и сельские библиотеки, займут свое достойное место среди любимых книг в домашних собраниях поклонников его творчества.

Василий Фёдоров — поэт, в лирике которого тема любви является одной из главных и сквозных. В любви он видел и «ловушку человеческого грешного характера, и дар небес». Фёдоров воспевает женщину, боготворит ее. Также он упоминает всем известную Еву, первую женщину, называя ее «той, первой, изгнанной из рая». В строчках « о, женщина, краса земная» он сравнивает её с красотой земли, с природой, в которой все создано для любви:

«Земля» — доброе слово,
Но оно для любви.
«Весна» — теплое слово,
Но оно для любви.
«Звезда» — дивное слово…
И оно для любви.
Все для любви:
И земля,
И весна,
И звезды.
Весь год
Трудилась вселенная,
Весь год хороводила,
Чтобы пришло
Великое противостояние
Наших сердец.

Любовь согревает, раскрывается наше сердце, любовь открывает ворота нам в жизнь. И если хоть немного в душе у нас любви, значит, наша жизнь продолжается. Фёдоров любовью называет звезду, которая непрерывно светит над нашим миром. Так же он отмечает, что любовь призывает творить добро: «Любовь мне — как призвание на добрые дела». По словам поэта, любовь вечно зовет человека вперед, толкает его на новые открытия. Чувство любви он сравнивает с правом на еду и питье: «Любовь — как жажда истины, как право есть и пить». И в заключительных строках Василий Федоров утверждает, что он умеет любить и что он один такой.

Любовь мне —
Как блистание
Звезды над миром зла.
Любовь мне —
Как призвание
На добрые дела.
Чтоб мир
Отмылся дочиста,
Душа тревогу бьет.
Любовь мне —
Как пророчество,
Зовущее вперед.
Любовь —
Как жажда истины,
Как право есть и пить.
Я, может быть,
Единственный,
Умеющий любить.

Это одно из самых замечательных стихотворений о любви, на наш взгляд, созданных Василием Фёдоровым. Стихи очень музыкальны, и поэтому многие композиторы обращаются к лирике Фёдорова и пишут на них прекрасные романсы. А на это стихотворение поэта существует несколько музыкальных вариантов: и романс, и лирическую песню.

Любовная лирика Василия Фёдорова занимает значительное место в его творчестве. По его стихотворениям о любви можно безошибочно определить ценностные ориентиры поэта, его нравственные принципы, понимание смысла человеческой жизни, назначение поэта и поэзии. Любовная лирика поэта — это его моральный кодекс, дающий представление о том, что ему в жизни дорого, какие чувства для него святы, что ему ненавистно в жизни.

Безусловно, читая и перечитывая стихи Фёдорова, открываешь новые грани его творчества, но несомненно одно — он сумел сказать свое, неповторимое слово о любви и совершенно прав, утверждая: «Своей любви я здание воздвиг…»

ВАЛЕНТИНА ПОНОМАРЁВА, учитель

Василий ФЁДОРОВ (1918—1984)

* * *
Себе сказал
И говорю другим,
Всем говорю
С упорством постоянным:
Язык любви
Не может быть нагим,
Язык борьбы
Не должен быть туманным.

***
Что пользы
Вечно
Малым пробавляться:
Бояться жить
И умереть бояться!

***
Великий Пушкин
Говорил когда-то:
Поэзия должна быть
Глуповата.
Раскрой же смысл
Загадки до конца
И отличать учись всегда ты
От глуповатого
Глупца.

***
Пусть недруги бранят,
Трудись, не споря.
Они тебя гранят,
Себе на горе.

***
Поэзией
Приписанный к векам,
К бессмертью слов,
Когда меня карают,
Как Будда,
Я не мщу своим врагам —
Они с годами
Сами умирают.

***
С любовью —
Хоть гроза!
А без любви, беднягам,
Нам небо как глаза,
Подёрнутые мраком.

***
Мне дорог смех,
Но всё же различай
Веселье глупости
И мудрости печаль.

***
До всенародного признанья
Пути заведомо трудны.
Поэт обязан
Жить в изгнаньи,
Хотя б
От собственной жены.

***
Всё выскажу,
Ни перед кем не струшу,
Не отступлю
Ни пред какими лицами.
Невысказанный,
Гнев убивает душу —
Не становитесь
Самоубийцами!

***
Известный спор
Меж школами и школками
Закончу я,
В сознаньи правоты.
Хоть наши Музы
И ходили голыми,
Поэзия не терпит наготы.

***
Как мы пишем?
Как летаем мы?
Все по-разному смелы:
Воробьи летают стаями,
Одинокими — орлы.

***
В какие страны и края
Уходит молодость моя?
Когда бы знал туда я путь,
Пошёл бы я её вернуть.

***
Хочешь ведать,
Как писалось?
На душе
За жизнь мою
Всё скипелось,
Всё слежалось.
Отколю —
И выдаю.

***
Вам, девушки,
К семье идущим,
Желал бы я
Из благ земных —
Детей,
Не слишком озорных,
Мужей,
Не очень много пьющих.

***
Говорят,
Моя строка
Про любовь,
Что так горька,
Детям хуже яда…

Детям
Дайте Маршака,
А меня
Не надо.

***
Есть в дружбе
Доброе ядро,
Прекрасно слово — друг,
Но дружба —
Это не бюро
Приятельских услуг.

***
Любит совесть?
Нам не в новость
Доброта людей таких.
Негодяи любят совесть,
Когда совесть —
У других.

***
Я ваших сочувствий
Не слушаю,
Что из носу кровь потекла.
Борьба — это самое лучшее,
Что жизнь
Подарить мне смогла.

***
Различий нет,
А есть года,
Есть возраст —
Разница лишь в этом.
Наружностью
Земля — планета,
А в глубине
Она — звезда.

***
Моя любовь
Давно в годах.
Как яблоня на горке
В отяжеляющих плодах
Нуждается
В подпорке.

***
Бог любви,
Я снова в сердце ранен.
Огради от смертного одра,
Удержи меня на светлой грани,
Чистой грани
Мира и добра.

***
Милый друг,
Хочу сказать,
Чтобы знал ты наперёд:
Радость надо нам искать,
А печаль
Сама найдёт.

***
Берегите меня
До последнего дня,
Берегите меня
До последнего часа,
Берегите меня,
Как цыгане коня,
Чтобы гикнуть потом
И умчаться.

Они судьбу не выбирали,
Судьба их выбрала сама
За блеск таланта и ума,
В момент, когда они сгорали.
В их гордой жизни без кривуль
Страшит непонятая блажь их.
Увы, ни собственных, ни вражьих
Поэты не боялись пуль.
Они весь мир
Объять могли.
В них удивительно,
Как чудо,
Высот надземных амплитуда:
От Бога
До — щекой земли.
Они в судьбе своей большой
Непостижимые в размахе,
Глубокой думой —
Патриархи,
Гусары
Сердцем и душой.
Они у смерти на виду
Бывали пагубно охочи
Ходить по краю дня и ночи,
Чтоб видеть солнце
И звезду.
Как необъятное объять,
Затмить вражду
Своей судьбою.
Вам, дальним,
Занятым собою,
Поэтов русских
Не понять.

Жизнь потекла его
И вкривь и вкось:
В работе нелады, раздоры дома.
Раскритикованный насквозь,
В двенадцатом часу
Он вышел из райкома.

Весенний воздух был хмелён и свеж.
Он, как вино, впивал его глотками.
Не разбирая ни дорог, ни меж,
Шагал к реке
То полем, то лугами.

О берег волны полусонно бьют.
Волна отступит,
Прошумит и смолкнет…
А за рекою соловьи поют —
Один присвистнет,
А другой прищёлкнет.

Забыть бы о райкоме, и жене,
И «строгаче» своём,
Но отчего же,
Чем песня соловьиная нежней,
Тем на душе становится всё горше?

А соловьи смелей:
Мол, мы поём.
Чтоб радость пробудить,
Настроить мысли.
Мы, соловьи, настойчиво зовём
Не к отдыху души,
А к лучшей жизни.

Не развлекаем —
Помогаем жить,
Страдать, любить
Сильней и полновесней.
Вся ваша жизнь
Должна красивой быть,
Как наши песни.

* * *
В надежде робкой,
Как юнец,
Отдав себя
Любви и прочему.
Вернулся я к столу рабочему
С душой измученной вконец.
Ты снова будешь ли по мне,
Мой старый стол,
Пегаса пряслина?
Так возвращаются боязненно
К давно покинутой жене.
И было бы
Войти в настрой
Намного легче,
Будь бы грешница…
Мне улыбается столешница
Улыбкою, увы, пустой.

Чужому
В мире прошлого,
Мне в годах, как в часу.
Я человек без прошлого,
Я всё с собой несу.
Я, ошалев от бремени,
И действием и сном
Весь в настоящем времени
И ни в каком ином.
Вы всё-то вспоминаете,
А мне с Душой сквозной
Не надо даже памяти,
Поскольку всё со мной.
Мне с мыслями нестарыми
И в пору седины
Не бегать с мемуарами
В издательства страны.
Мне времена,
Что времечко,
Хоть вышел из веков…
Вот так,
Мой милый Сенечка,
Дружище Шуртаков!

* * *
Не стол, а хаос
С музой в кабале…
— Не тронь! — кричу. —
В порядке мало проку,
Мне этот хаос
Нужен на столе,
Чтобы творить миры
Подобно богу!

* * *
Мой знакомый,
Захмелевши, тужит:
Говорит,
Что человек
Стал хуже.

Говорит,
Что против жизни прежней,
Той, ещё не брошенной в разбег,
Человек стал
Несравненно грешней,
Стал порочней
Новый человек.

Морщась,
Заключает он устало:
— Страха божьего
В душе не стало.

Страх ему?!
Да пропади он прахом!
Средь людей,
Не знающих оков,
Праведность,
Внушаемая страхом,
Во сто крат
Позорнее грехов.

Так легко
Дойти до разделенья:
Бог — одним,
Другим — товарищ Ленин.
А ведь помню,
До большой удачи
В службе, в дружбе
И в других делах,
До машины,
До богатой дачи
Был ему не нужен
Божий страх.

Видно, хочет он,
Чтоб божьи страхи
Выполняли роль
Цепной собаки.

Интегральная Лирика. Василий Фёдоров

“Что будет – будь,
но мне тебя увидеть надо”
(Василий Фёдоров)

Что будет – будь, но
мне тебя увидеть надо,
Наследник мой,

который Жизнь Мою
сможет Продолжить
и Улучшить

Своею Жизнью
мне Полностью
Родной!

“Мне тебя увидеть надо,
во что бы то ни стало
Надо”

Мне тебя увидеть надо,
во что бы то ни стало
Надо,
я тоже ведь
немного Реалист.

Когда появишься
(нет, не во Сне, а
Рядом)?!
Мрак Сердца моего
пусть Встреча Осветит!!

“Я душу лёгким пухом выстелил”

Я Душу
лёгким Пухом выстелил,
чтоб крепли в ней
Птенцы Любви

(в Реальном Мире
Недоверчивый,
в Глубинном же
Нежней Мечты)!

“Она дивила мягкой томностью,
бездонностью тенистых глаз”

Она дивила
мягкой Томностью,
Бездонностью
тенистых Глаз,

чужая,
не в меня Влюблённая
и полная
Чистейших ласк.

Была Чужой, но
всё же – Близкою
(не объяснить
и самому).

Горе Измождённого Цивилизацией

“Кому любовь свою я отдал?!
Любимую вручил кому?!”

Кому Любовь свою я отдал?!
Любимую вручил кому?!
Уж, не тому ль, кто Силы отнял
и покалечил Жизнь мою?!

Тебя отдал я Злому Року,
с которым Биться не Сумел.
И ты, Счастливая Немного,
даже не знаешь о Себе:

о Той, которой ты бы стала,
Живя со мной в Раю Любви
(не с нынешним, с таким, со мною:
с тем ПолноСильным, кем я был)!

“За преждевременный предел”
“Судьба – ему, Судьбина – мне”

На преждевременный предел
моей Любви, не знавшей Ласки, –
я не согласен: дайте Счастье,
хотя б узнать на Запах мне!

Судьба – ему, Судьбина – мне.
Полусмирившийся Влюблённый,
я Сердце Миру отдаю . и
с этих пор – Живу, довольный.

Чувства уступают Любви

“Как мне любилось,
Как жилось”

Пока Любилось – и Жилось!
Нам Жизнь гораздо больше Люба,
чем остальное всё.

И даже Чувства,
Счастливят что Обоих, –
прости, но уступают ей.

“Ты мне нужна не для меня:
Ты истине нужна сердечной”
“Я в поисках провёл года”
“приступ Доброты”

Ты мне нужна не для меня:
ты Истине нужна Сердечной.
тебя запрятали Далече,
чтоб не найти мне никогда.

Я в поисках провёл года
(ещё точней – десятилетья),
но в Жизни – та же пустота,
а в Сердце – Силы стало меньше.

Но снова – приступ Доброты,
и я обратно – в Счастье Верю!
Лишь стоит Жить мне Напределе –
когда-нибудь Найдёшься Ты!

“Я тебя, желанную, увидел.
Где ты была,
Откуда ты взялась?
Ты от моей души оторвалась,
чтоб всё пройти
и вновь ко мне вернуться?”

Я тебя, желанную, увидел.
Где ты была,
откуда ты взялась?

Ты от моей души оторвалась,
чтоб всё пройти и
вновь ко мне вернуться?

Но что же ты так долго
задержалась?! Ещё правдивее?
Тебя всё нет и ныне.

Как будто что-то где-то потеряла
и не спешишь покинуть это место,
чтоб подойти ко Мне.

“мне будет без тебя трудней,
Пойми!
Ведь я пойду один
. метёт метель”

Без тебя, Непришедшей,
только Беды со мною.
Ну, Победы немного
(но – какою ценой?!).

Без Тебя мне нет Жизни,
Родной и Счастливой, –
без прикрас-добавлений
говорю в Тишине.

Мне без Тебя –
не просто Жить труднее.
Пойми: Один я (как
в Пустыре – Метель!).

“Иду с надеждою на встречу
. Я так хотел тебя увидеть,
Что смог и без тебя прозреть .
В моё лицо . метёт метель”

Я шёл один, слепец,
с Надеждою на Встречу
и так хотел
Тебя найти, увидеть,
что смог – Прозреть!

В моё лицо метёт метель,
я – радуюсь, её увидя.
Раз я иду, то
Ты – всё Ближе (ведь
в сторону Твою иду).

“Прости за то, что не смог”
“сквозь горе . радостной улыбкой”

Прости за то, что я не смог
с собою справиться и “Миром”, что
отвлекался то Иллюзией Счастливой,
то Боем скрытым за Всеобщее Добро.

Сквозь горе с Радостной Улыбкой
не удалось пройти по Жизни,
и если бы пришлось увидеть
Меня б во мне не разглядела б Ты.

“Такое горе не пройдёт!
Она навек затосковала”

Неужто горе не пройдёт?!
Она всерьёз затосковала,
ведь Жить решила без утех,

ей только Счастья, Счастья надо:
Любви, как Жизнь,
Великой и Простой!

+
Только в ДОМЕ существует МИР!

“Любому счастью нужен дом!”
“Любимая, когда и где мы
Найдём пристанище с тобой?”

Любому Счастью нужен ДОМ!
Когда и Где, Любимая, с Тобою
найдём Пристанище Своё,

где Жить можно без Боя, ведь
только в Нём, в Обжитом ДОМе,
и существует МИР!

“Любимая . мне . новый мир покажет,
открыв его своим ключом”

Любимая
мне Новый Мир
покажет,
открыв его
своим ключом
у сердца.

И этот МИР
вполне-вполне
Волшебный,
напоминает внешне
просто
ДОМ,

хоть Он –
Вселенной
больше.

“Я опираюсь на перила
Руками, как на берега”

Я опираюсь на перила
руками, как на Берега,

ведь подо мной
Река струится,

в которой каждая Волна –
поверь, тверда, как Камень.

“любимая сидит в партере
в седьмом ряду . не ладно что-то
всё не по-моему, не так!
. музыка”

Неладно что-то, всё не так.
Любимая сидит в партере,
но только – с кем?!

Лишь Музыка, да звуки Хора
нас Единят в Одно
(пока – Звучат).

“Что будет – всё могу принять”
“непонятое сердце”

Что будет – всё могу принять!
Только Непонятое Сердце –
уж, слишком тяжело мне

порою выносить
(из Одиночества
в Тоску другую).

Милая Юность,
“до свиданья” (прощай!):
я не сумел
узнать Твою Радость.

Всё же, однако,
Сердцем я Цел,
что – поважней
всего, что на свете

“прошли лучших девять лет моих”

Прошла Юность,
на подступах Старость:
уж, Любимая –
как Собственный Мир,

что Внутри меня
обитает
(внутри Сердца,
если точней).

“город утопал в закате
. поднимался к любимой .
Вижу те же глаза и не те”

Вот, и
дождался Заката
“безконечной”
Грусти моей.

Подымался к Любимой,
но Её не достал
я ни Музыкой,
ни Стихами.

Ну, а грубыми
своими Руками
я не смел Её
тронуть, “взять”.

“у меня украли .
но украли и у тебя!
. любовью той же любима
. девушка, нежно любя”
“ты есть, но тебя нету”

Тебя у меня украли,
но украли и у тебя:
та Девушка с Робкой Печалью –
тебе ведь стала Чужда.

А той Любовью,
что Жил я прежде,
Другую совсем –
Любить не сумею.

Кого же Любить мне
ТОЮ Любовью?!
(ты есть, но Тебя нету,
а все другие – мне не нужны)

“Тихо лебеди выплывут,
Словно лёгкий сон”

Тихо Лебеди плывут,
словно Лёгкий Сон.
Я тебя неслышно Зову

(и ещё неслышней умру,
ну, а главное –
сгинут Надежды)!

“Под крупными степными звёздами
неслышно катится Река.
Ещё никто ни разу в ней
не освежал лицо .
Ещё одна звезда падучая . сорвалась”

Под крупными Степными Звёздами
катится Вечности Река.
Ещё никто ни разу в ней
не освежал лица.

А я решил купаться в ней
и, уж, одежду снял .
Да, в Воду, вот, не наступлю:
Сплошные Берега.

Мне говорят: “Ты, что ж, в Степи
купаться вдруг решил?!”
Я отвечаю: “здесь – Река,
что может Воскресить!”

Смотрю на Звёзды в вышине
и слышу – плеск Реки.
Сорвись, Звезда и укажи
мне к Вечности Пути!

“С любовью девушке доверена”

Любовь
лишь Девушке доверена!
Я, глупый, зря её искал:

Любовь доступной для меня
станет тогда,
когда – Полюбят!!

“звезда загорелась
. одна на двоих .
милость девичьей любви”

Звезда загорелась
Одна на Двоих,
а Сердца два
слились в Одно,

которое в себя вобрало
Девичью Милость
и Мужество Мужское:
Борьбу и МИР!

“Найди . чем стала юность
И чем она могла бы стать!
Ищи прекрасное .
Не изменив мечтам”

Ищи в себе
что обещала Юность
(что не смогло
осуществиться в Явь)

(наперекор судьбе
и воскрешая Силы)
пусть в Сердце вспыхнет
вечно-Юная Любовь!

“Рука, листавшая устало,
Успела, к счастью, долистать
До той, кем милая не стала
И кем она могла бы стать.
. ей . горе изгонять дано.
С такой легко искать дорогу,
Когда становится темно.”

О, Милая, какой не стала –
какой могла бы только стать,

Ты б моё горе изгоняла,
как Солнце утром гонит Мрак.

В Твоих глазах – открытый Зов:
Призыв к Любви без отвлечений!!

Среди Народов – Робинзоню .

“Кашемировым платочком
Я помахивала.
Молодого, удалова
Я приманывала.
Прилетели наши гуси,
Гуси серенькие,
Помутили гуси воду,
Воду светленькую.
Зачерпнула я ведёрком
Воду мутную,
Понесла я свою долю,
Долю трудную. ”
(из песни в книге В. Фёдорова)

Платочком Девица помахивала –
Удалого-Молодца приманывала.
Прилетели Гуси Серые,
Помутили Волу Светлую,

напророчили Ей долю трудную:
без такого Милого сиротствовать.
А зачем так жить – не объяснили,
и Девица наша – пригорюнилась!

Стихотворение “О женщина, краса земная” Федоров Василий Дмитриевич

О женщина,
Краса земная,
Родня по линии прямой
Той, первой,
Изгнанной из рая,
Ты носишь рай
В себе самой.

Я говорю
Библейским стилем
И возглашаю горячо:
Не Петр-ключарь,
А я, Василий,
Заветным
Наделен ключом.

Мы любим
По земным законам,
И соблазняешь ты меня
Не яблочком одним,
Зеленым,
А сразу спелыми
Двумя.

О женщина,
Душа томится,
И жажда мучит
Все сильней.
Пить.
Пить.
Мне пить
И не напиться
Бедовой радости твоей.

* * *
Мы не подумали о том…
Мы не подумали о том,
Хоть и нетрудно догадаться,
Что если поджигают дом,
То страшно
В доме оставаться.

Игра любви,
Игра до слез.
Довольно бы,
Но поздно…
Поздно…
И начинается всерьез,
Что начиналось
Несерьезно.

И сердится по доброте,
И упрекает:
«Грубый. Грубый. »
А губы ищут в темноте
Уже заждавшиеся губы…

И запоздалое «уйди»,
Но молодость,
Но звезды с нами…
И я прижал ее к груди,
Как потухающее пламя.

Еще стихотворения:

Где-то дышит женщина Где-то дышит женщина — нежно, привлекательно — То ли сверху, то ли снизу, то ли за стеной… Слышимость, товарищи, это замечательно: Кажется, что женщина — рядышком со мной. Персонал гостиничный.

Спит женщина Спит женщина, и ты ей снишься ночью,- Когда кругом безмолвие и мгла,- Тем юношей, которого воочию Она конечно, видеть не могла. Там вдалеке, в холодном блеске полдня, Десантный взвод взмывает.

Уходит женщина. Уходит Уходит женщина. Уходит, Как солнце с неба, как река За горизонт по шатким сходням Травы, кувшинок, тростника. Уходит женщина так просто, Без слов, без слез, без жалоб прочь, Как в.

Из воды выходила женщина Из воды выходила женщина, удивленно глазами кося. Выходила свободно, торжественно, молодая и сильная вся. Я глядел на летящие линии… Рядом громко играли в «козла», но тяжелая белая лилия из волос.

Женщина в белом и зеленая трава Ко мне по ночам приходит женщина В белом платье, С ромашковым венком на голове. И обещает, что никому не обещано, И смотрит на воду, Сидя на зеленой траве. Ко мне.

Твердишь ты Твердишь ты, Что расстаться нам пора, Что ты в своих надеждах обманулась, Что вся моя любовь к тебе — Игра. Не слишком ли игра подзатянулась? Игра в любовь, Я знаю.

Поздно Ты так поздно пришла. Ты так поздно пришла. Жизнь меня полуденным огнем обожгла. И травой-муравой поросли те дороги, По которым к тебе не сумел я пройти, А твои загорелые легкие.

Поздно Было поздно в наших думах. Пела полночь с дальних башен. Темный сон домов угрюмых Был таинственен и страшен. Было тягостно-обидно. Даль небес была беззвездна. Было слишком очевидно, Что любить, любить.

В этой грустной вечерней реди Сам себя утешаю я: Скоро, скоро она приедет, Боль моя и душа моя! Небалованный и негрубый, Но желающий радость пить, Буду в сердце, в глаза и в губы, Как безумец.

Разговор с часами В доме я и часы. Мы одни. Колокольной достигнув минуты, Медно пробили полночь они И спросили: — Не спишь почему ты? — В этом женщины грешной вина: Накануне сегодняшней ночи.

Предчувствие любви страшнее Предчувствие любви страшнее Самой любви. Любовь — как бой, Глаз на глаз ты сошелся с нею. Ждать нечего, она с тобой. Предчувствие любви — как шторм, Уже чуть-чуть влажнеют руки.

Думалось: будут легки Думалось: будут легки Дни — и бестрепетна смежность Рук.- Взмахом руки, Друг, остановимте нежность. Не — поздно еще!* В рас — светные щели (Не поздно!) — еще Нам птицы не.

Уже давным-давно замечено Уже давным-давно замечено, как некрасив в скафандре Водолаз. Но несомненно есть на свете Женщина, что и такому б отдалась. Быть может, выйдет из воды он прочь, обвешанный концами водорослей, и.

Мне говорят: пиши! Мне говорят: пиши. Твердят: пиши. Писать бы рад, Но, забывая дело, Сижу пустой, Как будто из души В потемках Что-то вынуто, Что пело. Быть может, Вовсе не желая зла, Моей.

Стихотворение о брошенной поэме Эта женщина не дописана, Эта женщина не долатана, Этой женщине не до бисера, А до губ моих — Ада адова. Этой женщине — только месяцы, Да и то совсем непорочные.

Читайте также:  Стихи на день рождения женщине-главному бухгалтеру
Ссылка на основную публикацию
×
×